Новости Великобритании на русском языке. События и происшествия в Лондоне и других городах Великобритании.

Испытание британской демократии Джиной Миллер

В ноябре 2016 года в Великобритании произошло событие, которому до сих пор не дана правильная интерпретация.

После победы сторонников "Leave" на референдуме в июне, не прошло и пару месяцев, как противники Брексита решили действовать. Инвестиционный банкир Джина Миллер подала иск в Высокий суд, и, неожиданно для всех, выиграла дело против Brexit. Оказалось, что референдум, на который граждане ходили, дабы высказать свое мнение относительно пребывания Британия в ЕС, носил всего лишь "рекомендательный характер". Согласно решению Высокого суда, окончательное решение должен принимать парламент. С чем Кабинет министров категорически не согласился.

Кабинет Терезы Мэй - сам весьма умеренный сторонник Брексита. Это не Найджел Фараж с его эпатажем и призывами к немедленному закрытию границ. Консерваторы сами не рады уходить и "разводиться", но их вынудил тот самый референдум. Сила законов в Британии все еще на высоком уровне, несмотря на попытки дискредитировать его.

Так что же произошло в ноябре, когда Высокий суд поддержал иск Джины Миллер?
В формате совершенно легального судебного решения была совершена самая настоящая попытка государственного переворота. Это серьезнейшее испытание для британской демократии.

Объясню, почему именно так.

В теории, если бы у людей не было работы и своих личных забот, в представительной демократии не было бы никакого смысла. Потому что народ, как известно, носитель правотворчества, а парламент, президент, премьер и т.д. - всего лишь люди, которых народ наделил властью. И он же эту власть может забрать.

В формате совершенно легального судебного решения была совершена самая настоящая попытка государственного переворота. Это серьезнейшее испытание для британской демократии.

Референдум всегда обладает значительной силой. Большую часть политических решений можно повернуть вспять. Но перед референдумом пасуют даже авторитарные лидеры. На плебисцитах намного сложнее сжульничать: переназвать десятки законов и подзаконных актов, которые нужно принять, чтобы… На референдуме, чаще всего, расклад значительно проще: "да" или "нет", без словесных эквилибристик, в которых мало кто подробно разбирается.

Итак, британцы твердо сказали "нет" Евросоюзу. Можно как угодно относиться к этому решению, но оно принято. И да, оно расходилось со мнением Британского истеблишмента.
Совершенно очевидно, что инциированный кабинетом Кэмерона плебисцит был данью той константной дистанции, которую Лондон демонстрировал Единой Европе: "Ребята, мы себе на уме, и живем как нам удобно. Идите нам на уступки или мы будем вас шантажировать Брекситом". Шантажировать не получилось. 17 с половиной миллионам избирателям показалось важным покинуть ЕС.

Подозреваю, Кэмерон не ушел бы в отставку, если бы он сам желал такого результата.
И что же делает Высокий суд? Он, по сути, блокирует результат всенародного референдума, и передает важное решение парламенту. Казалось бы, зачем? Ведь только что был явлен акт прямой демократии. По всем критериям, он имеет больше веса, чем парламент - часть представительной демократии.

Уверен, что есть десятки и сотни лазеек а законах, которыми судьи - по сути сторонники "Remain" - воспользовались. Но нельзя отрицать сам факт выражение мнения огромной части страны. Что делать с ним?

Правительство подало апелляцию в Верховный суд, и, вероятнее всего, выиграет дело. Для таких авантюр необходима поддержка метафорической "улицы". Раз поддержки нет, то суд примет решение в пользу нынешнего Кабинета. Парламент, в котором Консерваторы имеют большинство, вероятнее всего поддержит правительство.

 Высокий суд продемонстрировал, что интересы элиты важнее мнения избирателей. Плебисцит можно оспорить, затянуть, затаскать по разным инстанциям, и вообще не давать ему правового хода.

Но если нет? Даже если не учитывать сторонников Брексита из других партий, Консерваторы все равно побеждают: без штрейкбрехеров выходит 330 голосов "за", и 314 - "против". В искомые 314 входят Лейбористы, либеральные демократы, Шотландская национальная партия, юнионисты, зеленые и все остальные "левые". А что если Шотландский парламент поддержит "Remain"? А что если Северная Ирландия инициирует еще один судебный процесс? Или вместе с Шотландией воплотят в жизнь свои угрозы и останутся в ЕС, при этом начав новые референдумы по выхода из состава Великобритании?

Но важно не само голосование в Палате общин, а прецедент. Высокий суд продемонстрировал, что интересы элиты важнее мнения избирателей. Плебисцит можно оспорить, затянуть, затаскать по разным инстанциям, и вообще не давать ему правового хода. Ведь это не в интересах сторонников "Remain".

Таким образом, Высокий суд попытался показать, что власть судебной системы выше власти народа. А это очень опасно. Узурпация власти не происходит сразу и цинично. Власть захватывают небольшими "ограничениями" существующего закона.

Конечно, ничего подобного тому, что происходит восточнее Великобритании, там не случится. Я уверен. Но, опять таки, важно было не допустить прецедент. И я уверен, что Верховный суд примет здравое решение.

европейская бюрократия мстительна. Она никогда не оставит Британию просто так, пока не отомстит за Брексит. 

Уверен, самим Консерваторам было бы намного легче сейчас закрыть глаза на результаты июньского референдума и забыть о нем, как о страшном сне. Потому что европейская бюрократия мстительна. Она никогда не оставит Британию просто так, пока не отомстит за Брексит. Чего стоит только предложение Ги Верхофстадта дать "ассоциативное гражданство" тем британцам, которые проголосовали за "Remain". Что это, если не наказание отступников и не "гибридный призыв к ирреденте", только европейской? Таким образом часть страны получит больше прав и свобод, чем другая. И нет в этом никакой "доброй воли" европейского правительства.

Это крайне опасное время, и пока все не показали оппонентам свои отталкивающие черты, "развод" должен пройти спокойно, уважительно и без провокационных выпадов с обоих сторон.

А Европейской бюрократии стоит сделать выводы из случившегося, а не затаивать обиду и высокомерно обращаться с Терезой Мэй. Иначе, это спровоцирует естественный рост еще больше скептицизма по отношению к ЕС, который только заявляет о свободе и равенстве, а на деле свободу понимает исключительно как принятие "правильных решений".

Всякая власть стремится к консервации. Если не "личности на троне", то уж точно к полному владению умами населения. Делается это просто: "Все политики и каждое решение народа - равны. Но есть политики и решения, которые "равнее" (перефразируем Орруэла) других".

Испытание британской демократии Джиной Миллер обновлено: Декабрь 20, 2016 автором: Дмитрий Белобров
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Мы не несем ответственность за содержание публикаций колумнистов. Редакция может быть не согласна с мнением автора. Все материалы сохраняют авторский стиль, орфографию и пунктуацию.

Выскажи своё мнение

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Сегодня в выпуске

Читать дальше