Общество: Atlantico (Франция): именно Россия, а не коммунизм, выиграла войну против нацизма

Эрик Бранка опубликовал книгу «Де Голль и гранды». Шарль де Голль был выдающимся человеком в эпоху, когда хватало других великих людей. Будь-то диктаторы (Гитлер, Сталин, Франко, Мао, Насер) или главы демократических правительств (Черчилль, Рузвельт, Кеннеди), у них сложились особые отношения с Де Голлем.

В конце 1944 года Де Голль был как никогда уверен в том, что Германию вот-вот поставит на колени не коммунизм, а Россия. Коммунизм уже успел проявить себя во время чисток 1936-1938 годов, которые обезглавили Красную армию и стали причиной ее краха при наступлении Вермахта летом 1941 года. Он проявил себя на Украине с голодом 1932-1933 годов, после чего часть населения встречала с цветами немцев, когда те вошли на территорию СССР… Сам Сталин тоже видел это и решил в условиях нависшей угрозы открыть церкви и избавиться от «Интернационала» в качестве национального гимна, то есть воззвать к духу России, чтобы дать отпор вторжению. Де Голль твердо верил, что в противном случае переломить ситуацию не получилось бы.

Причем переломить кардинально! 20 ноября 1944 года, когда Де Голль собирался в СССР через Каир и Тегеран, случилось символическое событие: из-за наступления Красной Армии Гитлеру пришлось оставить штаб в Растенбурге в Восточной Пруссии, откуда он в июне 1941 года отдал приказ о штурме российских равнин. Это отступление стало символом его разрушенной мечты и показало, чем западные союзники обязаны тем, кто сломали немецкую военную машину ценой 10 миллионов жизней. Хотя Вашингтон и Лондон испытывали ужас перед коммунизмом, именно русские обеспечили своей жертвой успех высадки в Нормандии. Можно ли было открыть второй фронт, которого так требовал Сталин, если бы несколько сот вражеских дивизий не застряли и не утонули на украинских и кавказских равнинах? Если учесть, что утром 6 июня 1944 года генерал Брэдли был в шаге от того, чтобы отдать приказ об отступлении на 80% выкошенных американских войск на «Омаха-Бич», ответ напрашивается сам собой…

Де Голль предчувствовал это еще 22 июня 1941 года: узнав в тот день о вторжении Вермахта в Россию, он заявил своему ошарашенному окружению, что Гитлер проиграл войну. 48 часов спустя в Дамаске, где вступила в бой 1-я французская свободная дивизия, он дал оставшимся в Лондоне сотрудникам распоряжение незамедлительно установить военные отношения с Москвой. 26 сентября советское правительство признало его лидером всех свободных французов и отправило к нему посла Богомолова, тогда как Де Голль назначил связным генерала Пети.

Когда тот прибыл в Москву осенью 1941 года, жизнь советской столицы определялась новостями о победах Вермахта, которые, казалось, ничто не могло остановить. 13 октября, когда ситуация стала критической, Сталин распорядился вывезти правительство и основные ведомства в Куйбышев (Самара) в 900 км на восток и остался в Москве лишь сам с частью штаба… 2 декабря немецким частям оставалось менее 30 км до Кремля, чьи башни были видны в бинокль из их штаба…. Казалось, все кончено. Тем не менее на следующий день в игру вступил «генерал Мороз»: температура упала до —50 °C! Лучше экипированная Красная армия перешла в наступление, и 6 декабря сибирские дивизии генерала Жукова одержали окончательную победу под Москвой.

После этого невероятного перелома Де Голль произнес 20 января 1942 года в эфире «Би-Би-Си» речь в честь русского народа, которая, если отойти от вполне понятного в тот момент лиризма, заложила основы его геополитического видения до 1969 года:

«Нет ни одного честного француза, который не приветствовал бы победу России. (…) Сегодня для Германии война на Восточном фронте — это лишь занесенные снегом кладбища, нескончаемые эшелоны раненых, внезапная смерть генералов. (…) В то время как мощь Германии и ее престиж поколеблены, солнце русской славы восходит к зениту. Весь мир убеждается в том, что этот 175-миллионный народ достоин называться великим, потому что он умеет сражаться, то есть превозмогать невзгоды и наносить ответные удары, потому что он сам поднялся, взял в свои руки оружие, организовался для борьбы и потому что самые суровые испытания не поколебали его сплоченности. (…)

Но если в военном отношении до сих пор не произошло ничего более важного, чем поражение, нанесенное Гитлеру Сталиным на Восточноевропейском фронте, то в политическом отношении тот факт, что завтра Россия несомненно будет фигурировать в первом ряду победителей, дает Европе и всему миру гарантию равновесия, радоваться которому у Франции гораздо больше оснований, чем у любой другой державы».

Это говорит об отношении генерала к американцам, которые, по его мнению, опозорили себя связями с правительством Виши в стремлении взять в руки бразды правления освобожденной Францией. Именно поэтому три года спустя, такой же морозной зимой 1944 года, он сказал об этом Сталину в надежде, что тот поможет ему не дать Рузвельту подорвать международный ранг Франции.

Сталин считал Францию второстепенной державой

Хотя Сталин стремился ограничить американское влияние в Европе, он разделял мнение президента США о Франции: как страна, чья армия пала за 39 дней и чьи законные (пусть и не легитимные) представители занимались коллаборационизмом на протяжение четырех лет, может претендовать на влияние среди грандов? Как бы то ни было, советский диктатор оценил вклад эскадрильи «Нормандия-Неман» в защиту России в 1943 году. Знал он и о скромном, но решительном вкладе «Свободных французских сил» в борьбу с Германией. Будучи хитрым политиком, он оценил то, как опальный и осужденный в 1940 году на смерть французский генерал смог обыграть врагов и союзников. В то же время в силу врожденного материализма он оценивал его значимость с точки зрения единственно важного для него эталона: количества дивизий, о чем, кстати, он говорил с Черчиллем на конференции в Москве (9-14 октября 1944 года)…

Другими словами, хотя он не испытывал никакой враждебности к Де Голлю и даже немного восхищался им, он не собирался ради него рисковать кризисом в отношениях с Рузвельтом. Приоритетом было умиротворить президента США, чтобы тот не помешал реализации его великого замысла: контроль над Европой к востоку от Германии. И даже, если получится, над частью Германии…

Предложения Де Голля в рамках нового франко-советского пакта вполне могли натолкнуться на вето США и даже Великобритании: речь шла о формировании французской защитной зоны к западу от Рейха. То есть, создании независимого буферного государства на левом берегу Рейна!

Atlantico (Франция): именно Россия, а не коммунизм, выиграла войну против нацизма обновлено: 23 марта, 2020 автором: Елена Фролова

Ещё один известный интернет-сервис присоединился к череде акций в поддержку страдающих от карантина из-за пандемии COVID-19.

Популярный международный сайт общения и встреч MEETS.COM сделал регистрацию на сайте совершенно бесплатной и, в добавок к этому, дарит всем новым пользователям 5019 монет mCoin, чтобы каждый человек мог свободно пользоваться платными функциями сайта не думая о расходах!

Чтобы получить свои монеты прямо сейчас достаточно просто пройти быструю регистрацию.

5019 mCoin
Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше

Советы по безопасности