Общество: Бени Ганц перекраивает всю политическую карту: Израиль в фокусе

Ганц пишет: «В конечном счете, я верю в то, что мы не должны втянуть Израиль в четвертую предвыборную кампанию в такие непростые времена, когда страна должна бороться с кризисом коронавируса и его последствиями. В этом наши мнения разошлись». Далее Ганц благодарит бывших союзников: «В моих глазах, вы всегда будете патриотами, которые любят свою страну и работают на ее пользу — где бы мы не находились».

Корреспондент израильского ТВ Амит Сегаль рассказал о том, что предшествовало принятию самого драматического решения в жизни Бени Ганца — решения о присоединении к правительству Нетаньяху. Сегаль утверждает, что на решение Ганца повлияло два решающих фактора — обзоры общественного мнения, демонстрирующие, что на четвертых выборах правый блок может получить 61 мандат, и разговор с министром внутренних дел Арье Дери.

Опросы, проведенные после того, как стало ясно, что «Кахоль Лаван» готов создать правительство меньшинства при поддержке «Арабского списка» показали, что на следующих выборах «Кахоль Лаван» потеряет поддержку значительной части избирателей, и возможность стать участником коалиции.

Сразу же после публикации этого опроса Ганцу позвонил Арье Дери. Разговор состоялся прямо во время заседания более не существующего «кокпита» «Кахоль Лаван». Дери убедил Ганца в необходимости пойти на компромисс и создать правительство национального единства, и дал ему личные гарантии того, что соглашение о ротации с Нетаньяху будет выполнено. Дери сказал Ганцу: Я слышал, что ты в сомнениях, приходи и я заверяю тебя, что соглашение будет исполнено. Недоверие к Нетаньяху, и неверие в то, что он исполнит коалиционные соглашения были главными препятствиями к достижению компромисса во время предыдущих попыток. подчеркивает Сегаль. Дери, однако, удалось уговорить Ганца. (mignews.com)

26 марта 2020 года войдет в историю как один из дней, изменивших израильскую политику почти до неузнаваемости. Решение Бени Ганца, уже бывшего главы блока «Кахоль Лаван» (пора снова привыкать к титулу главы партии «Хосэн ле-Исраэль»), пойти на сотрудничество с Биньямином Нетаньяху не только открыло перспективу хотя бы временного выхода из безумного политического тупика, не только приблизило возможность создания (наконец-то) правительства в Израиле, не только отдалило следующие выборы. Решение Ганца перекраивает всю политическую карту.

Несколько факторов, сошедшихся воедино, привели нас к непостижимой ситуации, в которой человек, который утром был кандидатом на пост премьер-министра, вечером стал спикером парламента и без пяти минут министром в правительстве национального единства с человеком, ради отстранения которого от власти упорно действовал последние полтора года.

Первым фактором стало исчезновение с повестки дня возможности создания правительства меньшинства при поддержке Объединенного арабского списка. Еще до выборов было почти очевидно, что такая коалиция будет скорее всего единственно возможной с точки зрения «Кахоль Лаван». Итоги выборов лишь подтвердили это. «Ликуд» и не подумал указать Нетаньяху на дверь, праворелигиозный блок из 58 депутатов остался монолитным, а «свои» Цви Хаузер и Йоаз Хендель полностью похоронили надежды Ганца. У главы блока «Кахоль Лаван» оставалось две возможности: пойти на создание правительства национального единства с Нетаньяху или с высокой долей вероятности отправить нас на четвертые выборы.

Вторым фактором стал Авигдор Либерман. Его законопроект о том, что Кнессет может отстранить от власти главу переходного правительства, которому предъявлены обвинения, не на шутку испугал премьер-министра. Нетаньяху, предпочитавший четвертые выборы, на которых, как ожидал, сумеет все же собрать 61 мандат, понял, что к этим выборам может просто оказаться за пределами политической системы. Добавьте к этому законопроект «Кахоль Лаван», запрещающий обвиняемому в уголовных преступлениях формировать коалицию, добавьте к этому звон натачиваемых ножей в недрах «Ликуда» и станет ясно, почему премьер-министр решил, что лучше Ганц в руках, чем 61 мандат в небе.

Работу по сближению сторон доделал коронавирус. Можно обвинять политиков во всех смертных грехах, но и Нетаньяху, и Ганц, являющиеся бесспорно патриотами Израиля, понимали, что тащить напуганную страну, задыхающуюся от карантина, экономического кризиса и далекой от завершения эпидемии, на четвертые выборы, это национальное преступление и политическое самоубийство.

Все эти факторы вместе привели к тому, что Бени Ганц предпочел правительство единства с Нетаньяху блоку единства с Лапидом и Яалоном, а Нетаньяху предпочел коалицию с Ганцем продолжению борьбы за мандаты, которых ему не хватало для создания монолитного правительства.

В воздухе повисло немало вопросов, на которые пока нет ответа. Почему Ганц пошел так далеко навстречу Нетаньяху еще до того, как было достигнуто соглашение? Сейчас у него нет обратной дороги — в случае провала переговоров с «Ликудом», он будет напоминать того человека из известной притчи, который и отведал тухлой рыбы, и был бит палками, и покинул город. Почему не была реализована идея о краткосрочном правительстве чрезвычайного положения, которую со скрипом и стонами, но готовы были переварить Лапид и Яалон? Почему провалилось обсуждавшееся предложение о «сети безопасности», которую «Кахоль Лаван» готовы были предложить «Ликуду» на месяцы борьбы с эпидемией? Возможно, речь идет о политической необстрелянности Ганца, возможно о недальновидности Лапида, возможно о политическом профессионализме экстра-класса, которым Бог одарил Нетаньяху. Факт остается фактом. Бени Ганц сделал то, чего, по свидетельству хорошо знакомых с ним людей, старался никогда не делать: принял жесткое решение, понимая, что заплатит за него цену. Решение, которые меняет израильскую политику.

Это решение было принято в тот момент, когда «Кахоль Лаван» фактически завершил захват всех ключевых позиций в Кнессете и сделал «Ликуд» де-факто парламентской оппозицией. Все комиссии находятся в руках уже не существующего блока «Только не Биби». При помощи БАГАЦа «Кахоль Лаван» удалось освободить место спикера Кнессета, которое в соответствии с договором между «Хосэн ле-Исраэль», «Еш Атид» и ТЭЛЕМ должен был занять Меир Коэн, один из наиболее приближенных людей Лапида. И именно в этот момент оказалось, что все слова о монолите «Кахоль Лаван» были только словами. Бешеная, не знающая границ ненависть Яалона к Нетаньяху, стремление Лапида сохранить позицию альтернативы «Ликуду» не оставили Ганцу выбора. Решение НДИ, «Аводы-МЕРЕЦ» и Объединенного арабского списка голосовать против Ганца на пост спикера ясно показал ему, что их поддержка обусловлена одним: готовностью до победного конца бороться с Нетаньяху. Лидеры НДИ, напомним, совсем недавно утверждали, что готовы поддержать правительство национального единства «Кахоль Лаван» — «Ликуд». В окружении Нетаньяху, в свою очередь, готовы были смириться с устранением Юлия Эдельштейна с поста спикера, но передача этой должности Меиру Коэну, который стал бы активно работать на продвижение законов, направленных на политическую ликвидацию Нетаньяху, а не на создание коалиции с ним, было для «Ликуда» красной чертой. Ганц — офицер и джентльмен — не стал сажать в кресло спикера кого-то из своих людей, а взял ответственность на себя. Остальное известно всем.

В Кнессете говорят о том, что коалиция будет сформирована уже на следующей неделе. Ее контуры более или менее известны: полтора года Биньямин Нетаньяху премьер-министр, Ганц — исполняющий обязанности, а потом наоборот. До 2021 года Бени Ганц будет занимать пост министра иностранных дел, а затем эту должность получит Биньямин Нетаньяху. Министром обороны будет Габи Ашкенази, министром финансов Нир Баркат. Особо острая дискуссия развернулась вокруг должности министра юстиции. В политических кругах утверждают, что разногласия по этому вопросу были главным препятствием на пути к созданию правительства. В итоге был найден компромисс: это министерство получит «Кахоль Лаван», однако персона министра должна быть приемлема для «Ликуда». Хили Трупер (один из архитекторов формирующегося правительства) является главным кандидатом на заветный приз.

Бени Ганц, разумеется, не намерен долго оставаться на посту спикера Кнессета. Его избрание на эту должность абсолютно формальное. Как только будет сформировано правительство, Ганц подаст в отставку, а место спикера займет Юлий Эдельштейн. Глава Верховного суда Эстер Хайют обвинила его в подрыве основ израильской демократии. Эта демократия, сделав неожиданный пируэт, возвращает Эдельштейна в кресло спикера на полтора года. Во вторую половину каденции этот пост перейдет к «Кахоль Лаван».

Перспективы будущего правительства более чем туманны. Шауль Мофаз (и не только он) может подробно рассказать о печальном опыте союза с Нетаньяху. Проблема Ганца состоит в том, что он накрепко связал себя с премьер-министром. Развал правительства ничего ему кроме исчезновения с политической карты не сулит. Поэтому можно рискнуть предположить, что полтора года правительство просуществует. Дальнейшее в немалой степени зависит от окружного суда в Иерусалиме, где рано или поздно начнется рассмотрение дела Нетаньяху. Сегодня есть те, кто уже говорят о Бени Ганце, как о возможном преемнике Нетаньяху во главе «Ликуда» или, по крайней мере, как о кандидате на эту должность. Но кто в Израиле возьмется прогнозировать что-либо на полтора года вперед?

Повестка дня правительства «Ликуд» — «Хосэн» будет очень сдержанной. Уже не говоря о том, что в первую очередь, предстоит борьба с эпидемией, правительство национального единства фокусируется, как правило, на управлении рутиной, а не на революционных шагах. «Сделка века» кажется историей из далекого прошлого. Реформ в области судебной системы также ждать не приходится. Израильскому обществу нужно преодолеть эпидемию, вызванный ею кризис и немного отдохнуть.

Оставшимся в оппозиции предстоит работа по организации своих сил. Если Лапид и Яалон продолжат сотрудничество, то далеко неясно, как поступят Йоаз Хендель и Цви Хаузер. Они (как и их товарищ по фракции ТЭЛЕМ Андрей Кожинов) проголосовали за Ганца на пост спикера. В Кнессете говорят о том, что Хаузер и Хендель планируют создание своей небольшой фракции. Пойдут ли они на этот шаг? Свидетельствует ли голосование Кожинова о том, что он не закрывает для себя возможности сотрудничества с ними или Ганцем? Будущее покажет.

Продолжается и обсуждение возможности объединения «Еш Атид» с НДИ. В окружении Лапида такую перспективу оценивают как крайне маловероятную.
Политическая система более всего напоминает дом, треснувший от внезапного землетрясения. «Жильцы» только начинают ориентироваться в новой реальности.

И последнее. Конфликт между Юлием Эдельштейном и БАГАЦем вновь обострил напряженность в отношениях между законодательной и судебной властями, вызванную отсутствием четкого разделения функций. Такой конфликт в первую очередь опасен для общества. Хочется надеяться, что новое правительство успеет заняться и поиском решения этой проблемы. (newsru.co.il)

92-летний раввин Шмарьяху-Хаим Каневский, духовный лидер ультраортодоксов-литваков, не верит в пандемию. Несмотря на предписания Минздрава, а также новые законы чрезвычайного положения, Каневский считает, что нужно продолжать учить Тору в йешивах и колелях даже в нынешней ситуации. Поэтому его последователи продолжают нарушать положение о карантине, не страшась штрафов, тюремного заключения или коронавируса, а также справлять шумные свадьбы и проводить прочие мероприятия.

Эта ситуация очень опасна. Если вирус распространится среди учащихся йешив, то непременно дойдет до их семей и пожилых родственников, от чего нагрузка на израильские больницы значительно увеличится, а именно этого власти сейчас пытаются избежать.

Безусловно, не только учащиеся йешив нарушают карантин. Кто-то едет в парк с друзьями, или собираются возле дома с гитарами, а кто-то устраивает вечеринку. Но ни в одном секторе, включая арабский, духовные или политические лидеры не призывают свою общину к массовому нарушению условий карантина и наплевательскому отношению к законам страны.

Многие из адептов Каневского и других раввинов думают примерно так: «Раз государство уже 72 года не может заставить нас служить в армии и учить наших детей английскому и математике, а наши духовные лидеры всякий раз одерживают верх над кнессетом, правительством и Верховным судом, разве нужно „что-то менять в консерватории“ — то бишь в йешиве?» В самом деле, если люди на протяжении нескольких десятков лет живут в политическо-общественной автономии, где не действуют законы государства, запрещающие дискриминировать женщин, укрываться от налогов, предписывающие службу в армии и обучение детей основным школьным предметам — почему они внезапно должны сменить пластинку и начать подчиняться «сионистскому образованию»?

Это государство в государстве создавалось в течение многих лет и финансировалось из госказны. Лишь немногие ультраортодоксальные течения, такие, как «Иерусалимская фракция» и «Натурей Карта», отказываются от госдотаций и льгот. Остальные с большим удовольствием используют субсидии, которые им щедро выделяет Израиль, для укрепления своей власти и автономии, в которой не действуют израильские законы. Более того: даже те, кто получает зарплату из кармана израильского налогоплательщика, считают себя выше любых законов: например, главный ашкеназский раввин Израиля Давид Лау заявил, что можно продолжать молиться в миньянах (по 10 человек).

Те, кто способствовал на протяжении многих лет созданию этой аномалии, виноваты не меньше тех, кто сегодня открыто призывает нарушать положения о карантине. Ведь они молчали, когда премудрые старцы призывали свою паству идти в тюрьму, но не в армию; угрожали развалить правительство из-за работ на железной дороге в субботу; называли репатриантов из СНГ «гоями-коммунистами»; поощряли публичное сожжение смартфонов и деятельность «бригад скромности». Опасаясь реакции ультраортодоксальных партий, они отказывались финансировать «хозрим бе-шеэла», то есть тех, кто осмеливался оставить свой штетл (небольшое, как правило, поселение полугородского типа, с преобладающим еврейским населением. Ред.) в автономии и «переехать» в Израиль.

Свыше 20 000 человек в год уходят из своих йешив и общин, не имея никаких средств к существованию. Такие, как Каневский, Шах, Ойрбах и Штайнерман лишили их возможности получить образование и найти нормальную работу — при полной поддержке Государства Израиль, которое потом отказывается помочь своим гражданам.

Те светские политики, которые после всего этого целовали раввинам ручки, трепетно шептали «левые позабыли, как быть евреями» и раз за раз создавали коалицию со своими «естественными партнерами» — это они способствовали созданию государства в государстве, и даже сегодня не могут заставить себе четко и внятно сказать: у нас есть проблема в ультраортодоксальном секторе. Нам придется заново выстраивать отношения между гражданами и государством.

Примечательно, что Каневский — совсем не дремучий старец, который плохо разбирается в современных реалиях и не понимает угрозы, произрастающей от продолжения учебы в йешивах и проведения свадеб. Он распорядился, чтобы люди, обращающиеся к нему с галахическими вопросами и просьбами, направляли свои прошения по факсу, а не заявлялись в приемную. Мало ли кто там придет с коронавирусом!

Кроме того, пандемию можно использовать и в финансовых целях. В эти дни добровольцы духовного лидера сидят на телефонах и методично обзванивают его сторонников с просьбой пожертвовать деньги. Желательно, крупную сумму. Деньги нужны для того, чтобы обеспечить круглосуточные молитвы за спасение пожертвовавших от страшного вируса. Получается отличный бизнес. Сначала ты строго-настрого запрещаешь людям, которые полностью от тебя зависят и верят тебе больше, чем себе самим, расходиться по домам и учить там Тору — как рекомендуют многие другие раввины. Затем даешь им понять, что страшная болезнь все-таки угрожает им всем, поэтому нельзя приходить к нему в приемную. А чтобы спастись, нужно пожертвовать деньги на круглосуточные молитвы тех, кто продолжает подвергать себя, свои семьи и всю страну опасности. Поддержать шекелем духовность в целом и конкретный двор конкретного раввина, в частности.

После того, как закончится эпидемия, Израиль будет обязан вплотную заняться решением этого вопроса. Не помогут точечные решения, такие, как закон о призыве, ведь речь идет о хорошо смазанной системе, которая за долгие годы научилась отражать эти удары. Не помогут и уступки в стиле «давайте создадим ультраортодоксам тепличные условия в армии и университетах, отделим женщин от мужчин, запретим женщинам-лекторам проводить определенные лекции, введем особо строгий кашрут, как всеобщую норму, и запретим женское пение».

Духовные лидеры этой автономии сделают все возможное, чтобы те, кто пытается стать частью израильского общества, и далее подвергались бойкоту и всеобщему презрению, а иногда и физическим атакам.

Пока государство продолжает предоставлять легитимацию этим духовным авторитетам, которые давным-давно потеряли какую-либо связь с духовностью и возглавили культ личности имени самих себя; пока государство продолжает финансировать учреждения, где детей лишают какого-либо шанса на нормальную жизнь в будущем — ситуация будет лишь ухудшаться. Автор: Ксения Светлова

Бени Ганц перекраивает всю политическую карту: Израиль в фокусе обновлено: 27 марта, 2020 автором: Елена Фролова
Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше