Общество: Что принесли американские наемники Сирии и всему Ближнему Востоку

Частные военные компании из США в настоящее время заняты разграблением нефтяных ресурсов Сирии, заявил на брифинге для прессы начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской. Представитель российского военного ведомства отметил, что в настоящее время численность американских «частных военных подрядчиков» в Сирии достигает 3500 человек и большая часть их них сконцентрирована на востоке страны, где находятся крупнейшие нефтяные месторождения.

Генерал-полковник Рудской указал в числе главных задач американских наемников в Сирии подготовку лояльных США боевиков «умеренной оппозиции» на базе «Ат-Танф» и обеспечение контроля над незаконной добычей нефти на месторождениях востока Сирии, в племенных территориях пустынной Джазиры.

«Функционирует криминальная схема трансграничных поставок сирийской нефти. Попросту происходит разграбление национальных богатств Сирии, — отметил Рудской. — В последнее время на нефтяных объектах и месторождениях в Заевфратье отмечается активное наращивание численности сотрудников американских частных военных компаний. Сегодня в Сирии численность наемников ЧВК превышает 3,5 тысячи человек»

Американские ЧВК в Сирии осуществляют свою деятельность под «зонтиком» международной коалиции против терроризма, возглавляемой США. Именно наемники организовали и поддерживают добычу и продажу нефти с крупнейших сирийских месторождений — «Коноко», «Аль-Омар» и «Ат-Танак», которые расположены на левом берегу Евфрата, в зоне, контролируемой проамериканской коалицией «Демократические силы Сирии» (SDF). Курдские союзники США активно участвуют в контрабанде нефти из Сирии, в обмен на что американцы «накачивают» их оружием.

«По сути, деятельность американских ЧВК представляет контрабандный бизнес, отобранный американцами у ИГИЛ1 (прежнее название запрещенной в РФ террористической группировки «Исламское государство»1), — подвел итог Рудской. — Все это лишь усугубляет обстановку в истерзанном войной регионе».

Соединенные Штаты одновременно решают две задачи — используют доходы от нелегальной продажи нефти для финансирования лояльных боевиков, разжигают антиправительственные настроения путем, в частности, подкупа шейхов непокорных арабских племен (что получается все хуже, поскольку племена крайне недовольны курдско-американской оккупационной властью на востоке Сирии). При этом они «обескровливают» сирийскую экономику, поддерживая в нефтедобывающей стране топливный кризис.

Нельзя, впрочем, сказать, что расширение активности американских частных военных компаний — или «подрядчиков», как называют их западные СМИ, чтобы подчеркнуть, что наемники используются не только в военных и охранных, но и в якобы мирных целях, — является чем-то новым и неожиданным. Британская газета Independent отмечает — еще в январе 2019 года, сразу же после заявлений президента США Дональда Трампа о «скором выводе американских войск из Сирии» основатель одной из известнейших частных военных компаний Blackwater Эрик Принс предвкушал замену американских солдат в Сирии на «частных подрядчиков».

«У Соединенных Штатов нет долговременных стратегических обязательств, ради которых следует оставаться в Сирии. Однако я полагаю, что просто бросить наших союзников — плохая идея, — заявил Принс 15 января в беседе с Fox Business. — Подрядчики позволят мистеру Трампу выполнить свои обещания покончить с «вечными войнами» (Афганистан, Ирак, Сирия. — Прим. ФАН), и оставить защиту».

Еще раньше, в 2016 году, бывший глава Пентагона Эштон Картер заявлял о «растущей потребности в ЧВК» в Сирии и Ираке. «У нас много работы», — подчеркивал тогда министр обороны США.

Издание Strategic Culture особо отмечает: хотя за два президентских срока Барака Обамы количество американских военных, действующих за рубежном, официально сократилось, соотношение между количеством «частников» и официальных военнослужащих в зонах конфликта выросло до трех к одному. В особенности сейчас в Вашингтоне востребованы подрядчики, способные выполнять разведывательные задачи, такие как компания Six3 Intelligence Solutions.

Однако главной заботой для всего мирового сообщества остаются частные военные компании, чьи сотрудники непосредственно участвуют в боевых действиях и охране захваченной США территории, — и самой известной из них является Blackwater, которая «прославилась» на весь мир в 2007 году, когда ее отряд убил 17 мирных жителей в Багдаде. Офицеры армии США жаловались, что никак не могут скорректировать поведение «частников» — они не имеют права ни наказывать, ни штрафовать бойцов ЧВК, — лишь могут «выразить неудовольствие» их командирам.

Однако для властей в Вашингтоне, которые постоянно ведут войны за рубежом, использование частных военных компаний стало настоящей находкой. Использование «подрядчиков» позволяет избежать возмущения общественности дома — сколько их погибает на полях сражений, практически неизвестно. Кроме того, большинство сотрудников американских ЧВК вовсе не американцы — в Афганистане, например, лишь около трети сотрудников ЧВК являются гражданами США.

Смерти бойцов ЧВК редко привлекают внимание публики и не появляются на первых полосах газет. Кроме того — что немаловажно — частный статус защищает ЧВК от действия американского Акта о свободе информации.

В целом, как признают западные эксперты, расширение использования Вашингтоном частных военных компаний в Сирии означает, что американская армия уже не в состоянии справиться с возложенными на нее сегодня задачами на Ближнем Востоке.

После того как племенные образования на востоке Сирии едва не подняли полномасштабный бунт против курдской власти, американцы постепенно вывели из под курдского контроля важнейшие нефтяные месторождения, рассказал военный эксперт, главный редактор информационно-аналитического портала «Кассад» Борис Рожин. На самом деле американцы не могут до конца доверять своим курдским союзникам в Сирии, отметил он в беседе с Федеральным агентством новостей, — многие курдские группировки продают нефть за Евфрат, закупщикам, связанным с Дамаском, а будучи пойманными за руку, перекладывают вину на местное арабское население.

«Частично произошел перехват потоков вывоза контрабанды, их забрали у курдских группировок, которые торговали с западным берегом Евфрата, у племенных объединений, которые занимались трансграничными операциями — что при ИГИЛ, что при курдах, — напомнил Борис Рожин. — Их постепенно стали оттеснять, переводя под контроль США потоки контрабанды, переводя тот же бизнес под интересы других лиц.

Возможно, и те же ЧВК приторговывают нефтью с западной частью САР через местных контрабандистов, но в первую очередь они стараются направить потоки в Ирак и Турцию, чтобы усилить кризис на топливном рынке в Сирии, — это то, чего добиваются США, поэтому происходит пересечение узкокорыстных интересов и политики государства».

В целом на территории американского контроля частные военные компании работают практически повсеместно. Точное их количество, отметил Рожин, трудно назвать, поскольку они часто перемещаются в американских зонах контроля в Сирии, Ираке и Иордании.

«Сотрудники ЧВК работают на военных базах в Хасаке и Ракке, есть компании, которые занимаются обслуживанием и транспортировкой техники, которая ввозится с территории Ирака на территорию Сирии. Помимо военных, там и большое количество гражданских специалистов, сотрудников ЧВК.

Кроме того, сотрудники ЧВК задействованы и в районе Ат-Танфа, где они занимаются операциями обеспечения на границе, курсируя между территориями Сирии и Иордании. Соответственно, количество сотрудников ЧВК может варьироваться в зависимости от периода и в зависимости от притока через границу других стран, однако оно достаточно существенно», — подчеркнул Борис Рожин.

В Сирии наемники выполняют те же задачи, что и по всему миру — нельзя сказать, что сирийская война стала каким-то прорывом для Blackwater и других компаний: прорыв на рынке частных военных специалистов произошел гораздо раньше, с началом войны в Ираке. В том числе это связано с принципиальными ограничениями в работе ЧВК, отметил Рожин. Сейчас частные военные подрядчики стремятся дальше монетизировать войны в неблагополучных регионах мира — на Ближнем Востоке и в Африке, обеспечив гарантии для заказчиков, стабильность финансирования и предсказуемость доходов ЧВК.

«Прорывом Сирия не стала, поскольку американские ЧВК в Сирии решают обычные для себя задачи, — они не могут решать какие-то стратегические задачи, они лишь компенсируют проблемы американской внешней политики и слабость текущего контингента США. Но по войнам в Ираке и Афганистане мы видим, что даже наращивание численности ЧВК до десятков тысяч человек не ведет к достижению стратегических целей — все-таки ЧВК это достаточно узкопрофильное направление военной деятельности, и они могут решать какие-то локальные задачи, но достигнуть тех целей, которых должны достигать политики и дипломаты, они не могут.

Отсюда берутся и планы частных коммерческих компаний — когда они говорят о расширении своего присутствия и влияния и утверждают, что готовы взять на себя издержки в случае стратегической неудачи. Так государство ничего не теряет, кроме денег, затраченных на ЧВК, а компании берут на себя риски, связанные с жизнями людей и ответственность за неудачу, если таковая происходит.

Например, план Принса по Афганистану предусматривал, что деятельность ЧВК будет оплачена из американского бюджета, зато ЧВК прямо берут на себя ответственность за последствия неизбежного ухода США из Афганистана, — описал военный эксперт преимущества ЧВК для Вашингтона. — Некоторые круги в Пентагоне заинтересованы в максимальном присутствии ЧВК и уходе регулярных войск, — чтобы в случае провала американской политики можно было списать неудачу на ЧВК и другие страны, которые США активно пытаются затащить в эту историю, чтобы скинуть с себя материальные издержки».

В целом американских наемников в Сирии и по всему Ближнему Востоку будет становиться все больше — ведь это соответствует провозглашенной Трампом политике.

«[Расширение участия ЧВК] находится в русле заявлений Трампа, который настаивает на том, что в Сирии должен остаться только ограниченный контингент, либо на полном выводе американских войск. Чтобы не называть цифры, которые могли бы разозлить президента, часть задач передают частным военным подрядчикам, что ведет к расширению использования ЧВК, — что и нашло отражение в заявлении Генштаба РФ», — отметил глава центра «Кассад».

Распространение деятельности частных военных компаний и продолжающаяся коммерциализация войны ставят перед политиками в США и по всему миру важнейшие вопросы, которые перечисляет Strategic Culture: есть ли возможность гарантировать, что ЧВК будут соблюдать предполагаемые в дальнейшем договоренности между США и РФ? Есть ли способ заставить ЧВК соблюдать договоренности, достигнутые в рамках Женевского и Астанинского процессов? Можно ли вообще доверять США в этих обстоятельствах? Что будут делать закаленные в боях частные армии, когда закончатся их контракты в Сирии? Будут ли они содействовать процессу урегулирования и установлению мира, который оставит их без работы? Что будет делать с влиянием ЧВК и коммерциализацией войны следующий президент США? Продолжит ли он политику Барака Обамы, который заполнил Ближний Восток наемниками, или все же попытается остановить процесс превращения разрушительных войн в коммерческий бизнес?

1 Организация запрещена на территории РФ.

по материалам: riafan.ru

Что принесли американские наемники Сирии и всему Ближнему Востоку обновлено: Август 19, 2019 автором: Елена Фролова
Не пропустите самое важное в "Google Новостях" от THEUK.ONE
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Читать дальше