Общество: День (Украина): Украина в мировой истории войн

В 2017-2019 г. Украина получила уникальное трехтомное издание, посвященное истории войн и военного искусства в мире. Подготовило такое объемное издание (общий объем трех томов — 2 тысячи 650 страниц) харьковское издательство «Фоліо». С вопросами относительно особенностей этого издания и места Украины в мировой истории войн обращаемся к ответственному редактору и соавтору этого издания, профессору, доктору исторических наук, заведующему кафедрой истории средних веков и византивистики Львовского национального университета им. И. Франко Леонтию Викторовичу Войтовичу.

День: Уважаемый Леонтий Викторович, простите за такой сугубо прагматичный вопрос, но что заставило вас и ваших коллег сесть за разработку такого объемного, полуэнциклопедического издания? Да и почему вы лично вообще занялись историей войн? Разве ее роль в жизни общества такая большая?

Леонтий Войтович: Комплекс неполноценности, который в последние века навязывался украинцам, полностью исключил их из военной истории. Многочисленные англоязычные исследования по истории войн об украинцах практически не вспоминают.

Имеющиеся российские переводы энциклопедических изданий содержат дополнения определенными эпизодами, которые прославляют победы российского оружия, и об украинцах если и вспоминают, разве что в негативном плане. В таких изданиях, например, даже короля Данила (великий князь киевский, 1204 — 1264, — прим. ред.) трактуют как доброго русского полководца, но посредственного политика, который искал помощь на враждебном Западе тогда, когда, подобно Александру Невскому, нужно было искать более тесного сотрудничества с монголами.

Такой подход закрепляет комплекс неполноценности украинцев и в условиях гибридной войны только помогает противнику. Не говорю здесь о массиве стереотипов вроде «неприступной» крепости Измаил, которые продолжают накапливаться и которые нужно опровергать. Для таких опровержений военной историей нужно заинтересовывать широкие круги молодых исследователей, в частности тех, которых продолжают убеждать, что все уже известно, то есть уже написано в России и за рубежом, а нам, конечно, остается лишь собирать устную историю о жизни разных социальных групп или воспоминания участников похода Сагайдачного на Москву 1618 года (шучу, конечно).

Опровержение такого мифа было основным мотивом нашего авторского коллектива. Ну, и, конечно, нашим молодым офицерам для приобретения опыта необходимо знать историю военного искусства, собранную в одном издании, но несколько в более широком варианте, чем ее подают в военных академиях и университетах.

И еще один аргумент, который касается роли войн. Победителем до сих пор является тот, кому осталось поле боя, что дает ему возможность собрать трофеи. Их часть используют в последующих боях, а из образцов другого, более совершенного, чем собственное, изготовят новое подобное оружие, которое ведет к усовершенствованию технологий производства. Этот аргумент имел значение не только когда-то, а имеет и сегодня. Отличие лишь в том, что в древности это было просто своевременным заимствованием более надежного и удобного оружия, а сегодня называется техническим шпионажем или пиратством.

Обратим внимание и на еще один аспект войн — ментальный: мерилом таких вечных человеческих ощущений, как жажда жизни и жертвенность, любовь и ненависть, мужество и страх, верность и измена, тоже выступает война.

Следовательно, военное дело диктует свои условия основным, базовым компонентам общества — экономике, науке, их направлениям и темпам развития. Это закон для всех эпох. И, понятно, для современной эпохи тоже.

Такая кардинальность, всеохватываемость военного дела и послужила той причиной, которая привела меня к заинтересованности именно этой тематикой.

— Какие периоды охватывает ваше издание и кто его авторы?

— В нашем труде мы не рассматриваем период неорганизованных вооруженных толп, в столкновениях между которыми преимущество получали те, чьи ватаги были или более численными, или удачнее использовали благоприятную ситуацию. Такими толпами с начала столкновения, даже при наличии военных вождей, никто не руководил. Такое ведение столкновений предшествовало зачаткам военного дела и соответствует развитию общества додержавного периода, то есть протодержавным этапам простого и компаудного (то есть смешанного, которое сочетает военные функции вождя с сакральными функциями жреца) вождизма.

Нашу монографию мы начали от того времени, когда общее ополчение, которое охватывает все способное носить оружие мужское население, получило единое командование в лице военного вождя-правителя. Такой правитель делил ополчение на части, ставил над ними или выборного командира, способного на поле боя продублировать его приказ, или же в рамках замысла вождя выполнял самостоятельную функцию. Поэтому началом отсчета для нас стал 3060 г. до рождества Христова, то есть начало I династии Древнего Египта, когда первый фараон сумел объединить несколько десятков протодержав, что осуществить без организованного войска было невозможно. В других частях света, в частности Европе, такая организация войск состоялась значительно позже. Таким образом, наше исследование охватывает период развития военного дела от приблизительно 3060 г. до рождества Христова до начала ХХІ в. Кстати, в нашем исследовании мы пользовались современной европейской терминологией, употребляя вместо «до н.э.» выражение «до Христа».

К авторскому коллективу принадлежат известные на Украине специалисты по военной истории. Это профессора, доктора исторических наук Виктор Голубко (Львовский национальный университет им. Ивана Франко) и Александр Лысенко (Институт истории НАН Украины), доценты, кандидаты исторических наук полковник Валерий Грицюк (Национальный университет обороны Украины им. Ивана Черняховского), полковник Леонид Кривизюк (Национальная академия сухопутных войск им. Петра Сагайдачного) и Юрий Овсинский (Львовский национальный университет им. Ивана Франко). Ответственным редактором всех томов, а также одним из авторов первых двух томов является ваш покорный слуга.

— Это первое издание такого уровня на Украине? Существуют ли аналогичные издания в других странах?

— Да, на Украине это действительно первое созданное украинскими авторами издание такого уровня. В других странах такие издания есть, причем разного качества, в частности как чисто научные, узкоспециализированные, так и научно-популярные, авторские и коллективов авторов, разных объемов.

Однако, как я уже отмечал, в этих изданиях украинская тематика и, соответственно, сравнительная оценка уровня украинских военных формирований относительно их основных противников или лучших мировых образцов, отсутствует. Понятно, не указано в этих изданиях и о вкладе украинцев в развитие военного дела. Об ацтеках, инках, делаварах или зулусах в этих изданиях написано значительно больше.

— В аннотациях к вашему изданию вы пишете, что оно рассчитано «…как на специалистов, так и на широкую общественность, всех, кто интересуется военной историей». Однако представляется, что прежде всего оно предназначено для курсантов всех военных заведений образования Украины. Существуют ли в наше время для курсантов по мировой истории войн другие издания?

— Наше издание имеет несколько главных задач (уровней), которые выходят за пределы учебника для курсантов военных вузов. Ведь учебник должен содержать лишь доступно изложенную информацию в объемах, необходимых для усвоения определенной профессии. К тому же учебник должен отвечать учебным планам, которые в нашу «бурную» эпоху постоянно меняются. Поэтому для нашего издания мы избрали не жанр учебника, а жанр обзорной монографии. Она содержит три уровня.

Текст первого уровня подан прямым шрифтом. В нашем издании это материал, который отвечает уровню требований по военной истории академий генерального штаба наиболее развитых в военном отношении стран, включая российскую Императорскую Николаевскую академию генерального штаба, где изучение военной истории находилось на более высоком уровне, чем в Советском Союзе или современной России. Этот материал может быть полезным как для слушателей всех военных вузов, так и для всех, кто интересуется военной историей.

Курсивом в нашем издании выделена дополнительная информация по наиболее интересным, по мнению авторов, проблемам. Это второй уровень.

И, наконец, третий уровень (к каждому разделу): примечания с биографиями полководцев и главных деятелей, дискуссионные моменты исследований, библиография проблемы (на языках, которые были доступны авторам) в свете достижений мировой науки. Этот третий уровень предназначен для тех молодых исследователей, которые хотят заниматься теми проблемами, которые остаются дискуссионными.

— Поскольку издание описывает войны, то вопрос по сути: а что такое война? Как отличить ее от вооруженного столкновения двух небольших соседних племен или драки двух соседей? И рассматриваете ли вы противостояние в информационном пространстве так же как войну, с тем лишь отличием, что в ней не погибают солдаты?

— По Карлу фон Клаузевицу (1.07.1780 — 16.11.1831) «война является продолжением политики другими, насильственными средствами». То есть, как уже отмечалось, столкновение двух племен, которые находятся на этапе протодержавного развития, не говоря уже о драке двух соседей, не может рассматриваться как война. Война — это явление тотального характера, потому она охватывает все стороны общественного бытия и, в первую очередь — информационного.

Действительно, под солнцем нет ничего нового: Александр Македонский, отправляясь создавать свою империю, провозглашал, что идет «освобождать» греческие полисы Малой Азии от «варваров»-персов. А египетские жрецы провозглашали его богом. А как Петр I боролся со шведами? Просто: его пропаганда молниеносно распространяла слухи о том, что шведы превращают храмы в конюшни. Как он боролся с «предательством» гетмана Мазепы? Так же просто: провозгласил Мазепе анафему, хотя тот строил и украшал церкви. Разве это не блестящие примеры информационных войн?

— Леонтий Викторович, позвольте перейти к определению места Украины в мировой истории войн, отсчет которых вы начинаете с 3060 г. до н.э. Из собственного опыта скажу, что мне известна книга Константина Сушко «Ойкумена» (Днепропетровск: ІМА-прес, 2011. 348 с.), которая описывает поход персов на скифов. Следовательно, каким временем мы можем обозначить первую известную войну на территории современной Украины? Кто и как вел эту войну?

— Наверное, однозначно ответить на заданный вопрос невозможно. Фантазии о войнах дописьменных периодов — это не ремесло историка.

Действительно, первая известная из исторических источников на территории современной Украины — это персидско-скифская война, вернее, неудачная скифская кампания персидского царя Дария I Гистаспа (около 512 г. до Христа). Эту войну описал еще отец истории — Геродот. Существует достаточно качественной научной литературы на эту тему, хотя и ее тоже нельзя назвать исчерпывающей.

Вторыми известными — после войны персов — на наших территориях вели войны, вероятнее всего, греческие «десанты» из Милета и Крита. Эти «десанты» в VII-VI в. до Христа основали на черноморском побережье государства-полисы — Тиру (Белгород-Днестровский), Ольвию (Херсон), Керкиникиду (Евпаторию), Херсонес (Севастополь), Пантикапей (Керчь) и поселение на территории современной Феодосии, — которые, завоевывая чужие земли, были вынуждены вести войны.

День (Украина): Украина в мировой истории войн обновлено: 23 марта, 2020 автором: Елена Фролова
Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше