Общество: Дольф Лундгрен запросил 300 тысяч долларов за участие в акции «Бессмертный полк»

Весной прошлого года СМИ бурно обсуждали, что американский актер, кинорежиссер, сценарист и продюсер Дольф Лундгрен приедет в Крым сниматься в российском фильме о Великой Отечественной войне, а также пройдет в колонне акции «Бессмертный полк» рядом с президентом РФ Владимиром Путиным.

Позднее агент Лундгрена эту информацию опроверг. Продюсер фильма, в который «сватали» американскую звезду, Александр Беланов заявил, что переговоры проводились без участия агента, и тот просто был не в курсе этой истории. Затем осенью прошлого года появилась информация, что от услуг Лундгрена при съемках российского фильма все же было решено отказаться.

Колумнист Федерального агентства новостей, член экспертного совета по СМИ при Госдуме, блогер Вадим Манукян побеседовал с генеральным продюсером кинокомпании «Грифон фильм» продюсерского центра «Крымский мост», секретарем Крымского отделения Союза журналистов РФ Александром Белановым об истории с Лундгреном и о будущем фильме. Что в версии продюсера о конфликте с голливудской звездой правда, а что домыслы, — судить читателям ФАН.

Как Лундгрен не прошел по Красной площади

— Расскажите, пожалуйста, подробности истории с Дольфом Лундгреном и его планировавшимися съемками в Крыму, новость о которых взбудоражила информационное пространство весной прошлого года?

— В середине 1990-х на отечественном телевидении я создал один из самых рейтинговых и скандальных телепроектов — ток-шоу «Ночное рандеву» со Светланой Конеген. Кстати, именно в той зубодробительной телепрограмме дебютировал как телеведущий и юморист Максим Галкин. Не поверите — каждый день в СМИ на наши головы выливался ушат помоев: разгромные статьи — от «Известий», «НГ» и «АиФ» до «7 дней» с «ТВ-парком». Мы сохранили эти три мешка бесплатной рекламы!

И вот, 20 лет спустя, я решил воспользоваться накопленным опытом — внедрил скандальную историю с Дольфом Лундгреном в свой новый, на этот раз кинопроект, «Аджимушкай» — первый фильм из кинотрилогии «Приговоренные к подвигу».

— Неожиданный поворот! Тогда что в истории с Лундгреном реальность, а что можно отнести к категории «фейковых новостей»?

— История более чем реальна! Изначально на роль начальника керченского гестапо Гюнтера Гельдмана, антагониста главного героя в фильме «Аджимушкай», рассматривались только три актера: Джонатан Рис Майерс, Рэйф Файнс и племянник знаменитого путешественника и ученого-антрополога Тура Хейердала, потрясающий канадский актер Кристофер Хейердал. Но в дни рождественских каникул 2019 года мне позвонил мой крестник, актер Петар Зекавица и напомнил, что за мной должок: скоро уже год, как я пообещал через администрацию президента передать Владимиру Владимировичу Путину книгу Дольфа Лундгрена с автографом артиста.

В России, как известно, обещанного три года ждут! Но мне хватило года! Пазлы сложились, и мысленно я уже увидел газетные заголовки: «Иван Драго меняет форму!», «Дольф Лундгрен снимается в Крыму!» и так далее.

Звоним Дольфу, предлагаем «чендж» (обмен). Лундгрен принимает предложение, не раздумывая, но дополнительно просит организовать личную встречу с президентом России...

— То есть колесо закрутилось?

— С бешеной скоростью! Представьте себе — колонна «Бессмертного полка»: впереди, с фотографиями своих дедов, президент России Владимир Путин, Герой труда России, народный артист СССР Василий Лановой и всеми любимый «Иван Драго» — легенда Голливуда, Дольф Лундгрен…

— Дольф не испугался возможных санкций из-за съемок в Крыму?

— Он уверял, что уже не в том возрасте, чтобы чего-то бояться. Но у нас был и запасной вариант: все сцены «Аджимушкая» с зарубежными актерами можно было снять на противоположном берегу, в Краснодарском крае.

— Почему же тогда представитель Лундгрена заявил, что вся эта история «совершенная неправда»? Как в реальности проходили переговоры?

— Общались напрямую с Дольфом по телефону и по электронной почте! Поймите, мы же говорили только о приезде Лундгрена в Москву, о его участии в параде Победы и встрече с Владимиром Путиным. При чем здесь европейский агент артиста? На подписание контракта об участии в съемках фильма мы вышли бы только после праздничных мероприятий и после получения финансирования кинопроекта.

— И вот вы просыпаетесь утром и читаете в СМИ, что вы — лжец и мастер фейковых новостей. Какие ощущения?

— За неделю я потерял десять килограмм! Если бы представитель СМИ, решивший поймать дешевый хайп и опубликовавший непроверенную информацию, позвонил мне, получил бы прямой выход на Дольфа, и тот бы подтвердил, что авиабилеты уже куплены, гостиничный номер оплачен, и через неделю встречаемся в аэропорту! Увы, на 100 публикаций о приезде Лундгрена хватило одной ложки дегтя…

(В подтверждение своих слов продюсер показал скан паспорта артиста, который Лундгрен прислал для оформления брони. Публиковать этот документ, мы, согласно закону, не можем. — Прим ФАН).

— Неужели одна публикация способна так сильно навредить?

— Все статьи о скором приезде Лундгрена и его участии в параде Победы — авторские, а вот рассказ, что все это «совершенная неправда», — перепечатали более трехсот СМИ! Похоже, в погоне за «либеральными ценностями» наша отечественная журналистика превратилась в информационную выгребную яму. Вонь и смрад! Я имею право так говорить, потому что 35 лет жизни отдал этой профессии. Для меня важнее всего — как слово наше отзовется!

— Насколько я понимаю, Лундгрен отказался от поездки в последний момент?

— Да, за три дня до прилета Дольфа в Москву я вправе был воскликнуть:

«И ты, Брут?!»

Дело в том, что звезды Голливуда могут плевать на президента своей страны, но они очень зависимы от своих агентов. А у Лунгдрена их трое, включая европейского, который ничего не знал о наших договоренностях.

За три дня до прилета в Москву Дольф озвучил новые условия: к 2,5 миллионам рублей, которые было запланировано потратить моей кинокомпанией «Грифон фильм» на его прием, надо было добавить еще 300 тысяч долларов. На что я ответил голливудской звезде, что участвовать в параде Победы, идти в колонне «Бессмертного полка» с фотографией родственника, погибшего на полях Второй мировой, за деньги — это низменно, не по-человечески!

Лундгрен сразу же поправился, предложил провести платеж якобы за съемку рекламы каких-нибудь российских товаров. «Ага, вот прямо 9 Мая на Красной площади и начнем снимать рекламу!» — процедил я сквозь зубы. На этом наше общение закончилось.

Крым — проверка на патриотизм

— В какой стадии в целом сейчас ваш проект-трилогия о Великой Отечественной войне «Приговоренные к подвигу»: «Аджимушкай», «Маска», «Песочные часы»?

— Практически закончен подготовительный период работы над первыми двумя фильмами кинотрилогии — «Аджимушкай» и «Маска». Первый фильм планируем снять к 80-летию освобождения Крыма, второй и третий — к 80-летию Великой Победы. Вопрос в частном инвесторе — необходимом условии для получения государственного софинансирования. Немногие частные инвесторы, которые готовы вкладываться в новое российское кино, от военной и крымской тематики шарахаются, как черти от ладана.

— Что так? Разве Крым для отечественного бизнеса — не проверка на патриотизм?

— Не думаю! Вопрос в другом: все художественные фильмы о Крыме, снятые после 2014 года, провалились в российском прокате. С треском провалились! Почему? Во-первых, нельзя «вытаптывать» зеленую траву истории, необходимо все пережить и осмыслить! Это избавит нас от штампов и «горячих пирожков» под заказ.

Во-вторых, и это главное, надо покончить с практикой финансирования «своих». Я знаю, что Министерство культуры РФ уже не первый год пытается исправить системные ошибки, но пока мы наблюдаем лишь единичные победы: фильмы «Движение вверх», «Лед», «Балканский рубеж», «Тобол», «Союз спасения», «Холоп», «Сестренка», «Грех».

— Недавно я говорил, что Россия сможет победить США в информационной войне только интеллектуально, в том числе через искусство, через кино, через формирование мощной киноиндустрии. Согласны ли вы с этим? Какой вклад в это дело могли бы внести вы лично как генеральный продюсер кинокомпании продюсерского центра «Крымский мост»?

— О необходимости возрождения в России государственного производства документальных и научно-популярных фильмов совсем недавно говорил президент Владимир Путин. Нас услышали! Вот уже пять лет я формирую программу документальных фильмов Всероссийской научно-практической конференции «Военно-исторические чтения» и программу художественных фильмов Международного фестиваля античных искусств «Боспорские агоны», которые проходят в Крыму, в самом древнем городе России — городе-герое Керчи.

Каждый год мы принимаем резолюции, стучимся во все инстанции с одной проблемой — документальное кино, призванное стать кинолетописью России, умирает, не получив должного финансирования и, главное — всероссийского экрана. Уверен, нужно создать Ассоциацию телекомпаний городов-героев и городов-воинской славы России. Это позволит объединить творческие усилия и системно работать над созданием «документального экрана»: ежедневно в течение часа зрители страны смогут смотреть фильмы 13 городов-героев и 45 городов воинской славы. Сделать это можно в рамках вещания региональных «Россия. Вести 24».

Если говорить о моих личных планах в художественном кино, цели и задачи определены: это блокбастеры «Аджимушкай» и «Песочные часы» о защитниках Керчи и Севастополя, а также «Маска» — военная драма с элементами мистики и фантастики об уникальной группе советских актеров-разведчиков «Сокол», погибших за три дня до освобождения Симферополя.

Российское кино против Голливуда

— Начало года ознаменовалось выходом сразу трех российских фильмов, которые идут с большим успехом, вызывая дискуссии и давая миллиардные кассовые сборы. Речь о фильмах «Холоп», «Союз спасения» и «Вторжение». Как вы считаете, этот успех — локальный, или можно взять его за основу, начав настоящее контрнаступление отечественными лентами на голливудское фильмы в российском кинопрокате?

— Каждый их этих фильмов — безусловная победа, при том, что это совершенно разные жанры: исторический фильм, кинокомедия и фэнтези. Но пора делать выводы: у малобюджетных, пусть даже очень талантливых фильмов, снятых на сумму до 150 миллионов рублей, при нынешней системе кинопроката — только фестивальная судьба! Такие фильмы должны ковать свою историю на киноплатформах, таких как «Премьер» или «Яндекс Плюс».

Зритель голосует ногами только за высокобюджетное кино. Для России начальная стоимость — это бюджет в 350—450 миллионов рублей. Но есть одно «но»: российский зритель — грамотный, его на мякине не проведешь! А потому — не стоит пытаться его купить откровенной лажей в яркой компьютерной обработке! Не проканает.

Как избежать майдана в России

— Летом этого года вы резко высказывались о незаконных митингах в Москве и заявили, что протестные акции к 2024 году могут радикализоваться. Как, на ваш взгляд, нам избежать майдана?

— Темы, затронутые сегодня в нашем разговоре, взаимосвязаны. И гопники от журналистики, гоняющиеся за хайпом, питающиеся падалью с информационной помойки, и «диванные патриоты», зарабатывающие на квартиры в Лондоне и дачи в Италии визгами «За родину! За Сталина!», и «внесистемные либералы» — московские «белоленточники», которым не занимать цинизма и агрессии — все они ягоды с одной поляны. Они — лишь следствие! А причина — в кормушке, в корыте, в поляне с волчьими ягодами.

На мой взгляд, России нужно вернуть конституционное право на свою идеологию. Это основа! Без этого мы пропадем. Перепашем эту поляну и, быть может, откроется нам бескрайнее русское поле, где каждый из нас — пусть и тонкий, но колосок.

Дольф Лундгрен запросил 300 тысяч долларов за участие в акции «Бессмертный полк» обновлено: 20 января, 2020 автором: Елена Фролова
Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше