Общество: «Дрезден был похож на луну – одни минералы. Камни раскалились. Вокруг была смерть».

«Дрезден был похож на луну — одни минералы. Камни раскалились. Вокруг была смерть». Таким увидел столицу немецкой Саксонии утром 14 февраля 1945 года после ковровой бомбардировки союзной британской и американской авиации один из наиболее значительных американских писателей ХХ века Курт Воннегут. Мировую славу ему принес роман «Бойня номер пять», в котором он как раз описал пережитые ужасы этой бомбардировки Дрездена, после которой город буквально был стерт с лица земли.

Курт Воннегут оказался в Дрездене тогда, в страшные дни февраля 1945, в качестве американского военнопленного. Он попал в плен буквально на третий день своего пребывания на фронте, во время крупного наступления вермахта в Арденнах. Жизнь американским военнопленным спасло то, что они укрылись на окраине Дрездена в холодном подвале с ледником на городской скотобойне. В своем знаменитом романе «Бойня номер пять или крестовый поход против детей», принесшем ему известность и мировую славу, Воннегут так описал увиденное тогда собственными глазами: «Сверху бушевал огненный ураган. Дрезден превратился в одно сплошное пожарище. Пламя пожирало все живое и вообще все, что могло гореть».

Королевское британское бомбометание

Первый налет авиации союзников на Дрезден был совершен 13 февраля 1945 года. Из-за плохих метеоусловий авиация военно-воздушных сил США не смогла принять в нем участие, поэтому в вылете участвовали 245 бомбардировщиков типа «Ланкастер» Королевских ВВС Великобритании. В 21 час 39 минут в воздухе раздались первые звуки воздушной тревоги, а потом начался огненный ад. Ковровая бомбардировка города продолжалась 23 минуты, но за это время он превратился в руины. Тысячи фугасных и зажигательных бомб буквально стерли с лица земли один из самых красивых городов Европы, который называли немецкой Флоренцией на Эльбе.

Согласно принятой тогда тактике ковровых бомбометаний, сначала сбрасывались фугасные бомбы, так называемые «разрушительницы кварталов». Они должны были пробить крыши зданий, предоставив доступ к деревянному каркасу. Следом сбрасывали зажигательные бомбы, мгновенно начинался разрушительный пожар. И уже третьим эшелоном снова сбрасывали фугасы для того, чтобы затруднить работу пожарных служб. Результатом такого метода становилось возникновение чудовищного огненного смерча, температура которого достигала местами полутора тысяч градусов по Цельсию. Из-за разницы температур раскаленный воздух устремлялся вверх и создавал сильную тягу, буквально засасывая все живое на своем пути в огонь. Мощь огненного смерча была такова, что железнодорожные вагоны сдувало с путей как пушинки. Людей затягивало в огненную воронку, асфальт кипел под ногами. Кислород, служивший топливом для пожара, буквально весь выгорел в центре города. Город превратился в преисподнюю.

Всего на Дрезден было сброшено более семи тысяч тонн бомб — семь миллионов килограмов взрывчатки и свинца. До сих пор в русле реки Эльбы, на которой расположен город, находят неразорвавшиеся со времен авианалета союзников заряды. Помимо 630 тысяч жителей, в те дни в городе находилось большое количество беженцев. К массовым жертвам привело и то, что системы ПВО вокруг города тогда уже фактически не функционировали. Дело в том, что немцы посчитали, что большое количество исторических и культурных ценностей, отсутствие в городе крупных военных объектов, а также нахождение там значительного количества беженцев якобы придавали Дрездену некий гуманитарный статус и он находится в относительной безопасности.

Загадка людских потерь

Точное число жертв в результате бомбардировок Дрездена с 13 по 15 февраля 1945 года стало одной из главных загадок Второй мировой. До недавнего времени циркулировали самые различные данные. Практически сразу после авианалетов министерство пропаганды третьего рейха назвало произошедшее актом терроризма со стороны британских и американских союзников и распространило данные о двухстах тысячах погибших. Со временем эта цифра обросла новыми слухами и достигала в разное время от пятисот до миллиона человек. В СССР отечественная историография оперировала цифрой в сто тридцать пять тысяч погибших.

В 2005 году городские власти Дрездена с целью пресечь постоянные домыслы и спекуляции вокруг числа жертв трагедии создали специальную комиссию из историков под руководством профессора Рольфа-Дитера Мюллера. Комиссии было поручено провести расследование с использованием данных археологических раскопок и детальную экспертизу архивных документов с целью установления как можно более точного числа погибших во время авианалетов союзников. В марте 2010 года комиссией были опубликованы официальные результаты, согласно которым при бомбардировке Дрездена с 13 по 15 февраля 1945 года погибли двадцать пять тысяч человек. Однако с учетом того, что в городе тогда бушевал огненный смерч, уничтоживший многие следы, это число может быть неокончательным. Тем не менее, именно эта цифра повсеместно используется сейчас историками и публицистами. В свое время было много разговоров и о том, что в ходе налета союзниками были использованы запрещенные фосфорные бомбы, однако этот факт не получил никаких документальных подтверждений и остался на уровне спекуляций. Комиссия также не нашла подтверждения полетам авиации союзников на низких высотах.

В последние годы в эти траурные даты в Дрездене проходят марши неонацистов, которые требуют рассмотрения бомбардировки города в одном ряду с преступлениями Холокоста и признания действий союзников «немецким Холокостом». Сами жители Дрездена на ежегодных мемориальных мероприятиях в массе своей говорят о том, что их город был «стерт с лица земли, а виной тому война, развязанная фашистской Германией». Тем не менее, например, покойный ныне знаменитый немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Гюнтер Грасс считал бомбардировки военным преступлением союзников и требовал официально признать их таковыми.

Была ли альтернатива?

Историки до сих пор спорят о необходимости и обоснованности принятия союзным командованием решения о массированной бомбардировке Дрездена на излете войны. С точки зрения международного права, действия авиации союзников подпадали под Гаагскую конвенцию 1907 года. Положения Конвенции однозначно запрещают во время военных действий целенаправленно подвергать обстрелу гражданские объекты. Правда, дословно в документе речь идет непосредственно об артобстрелах, поскольку в 1907 году бомбардировки с воздуха еще не стали частью военной практики. После окончания Первой мировой в соответствии с реальным положением дел на фронтах был подготовлен дополнительный протокол к тексту Конвенции. Однако он так никогда и не был ратифицирован. Тем не менее, теоретически признавалось, что гражданские объекты по возможности должны быть исключены из списка целей бомбардировок. Однако в адской мясорубке Второй мировой этому правилу практически никто уже не следовал. Так, в одном только Сталинграде от действий фашистской авиации за один день погибли сорок тысяч человек.

Что касается Дрезденской трагедии, то остается открытым вопрос о соразмерности ковровой бомбардировки города, который, будучи седьмым по величине населенным пунктом Германии, как военный объект не представлял значительной угрозы. До февраля 1945 года город практически не бомбили. Хотя это был крупный железнодорожный узел, третий по значению в стране. Впоследствии союзники заявляли о том, что основной целью являлось именно разрушение транспортного узла с тем, чтобы сделать невозможным движение транспорта в обход Берлина и Лейпцига, которые также были подвергнуты бомбардировке. Однако, специалисты говорят, что для разрушения транспортных коммуникаций Дрездена было бы достаточно непрерывно бомбить только въезды и выезды из города. А не превращать в руины его центр. В городе располагался завод фирмы «Сименс» по производству противогазов и ряд небольших предприятий, производивших радиоэлектронику для нужд авиапромышленности. Так что, не будучи крупным военным или промышленным объектом, Дрезден все же имел некоторое стратегическое значение. Количество сброшенных на него союзниками бомб ниже, чем на крупные промышленные центры или военные объекты Германии. Для сравнения, на Берлин в общей сложности были сброшены 67,6 тысяч тонн, на Кельн — 44,9 тысяч, на Гамбург — 39,7 тысяч, на Эссен — 37,9 тысяч тонн бомб. Важно и то, что город располагался в зоне предполагаемой встречи советских и американских войск.

Просьбы от СССР не было

В конце января 1945 года заместитель начальника штаба Королевских ВВС Великобритании Норман Боттомли с одобрения своего руководства направил начальнику стратегического командования бомбардировщиков сэру Артуру Харрису приказ начать бомбардировку Берлина, Дрездена, Лейпцига и Хемница как только представятся для того благоприятные погодные условия. Премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю сообщили об отданном приказе, а также о мнении военного командования насчет того, что «внезапная массированная бомбардировка внесет беспорядок в эвакуацию с востока и затруднит переброску войск с запада». 4 февраля, в первый день работы Ялтинской конференции, советские военные подняли вопрос о необходимости нанесения авиаударов по Берлину и Лейпцигу с целью затруднения переброски немецких войск на восточный фронт. Ни один официальный документ не содержит упоминаний о том, что с советской стороной обсуждалась возможность бомбардировки Дрездена, хотя позднее союзники будут настаивать на этом. Однако в настоящий момент большинство историков рассматривают информацию о том, что Дрезден бомбили по просьбе и с одобрения СССР как пропагандистскую уловку времен холодной войны.

Аргументы военных

В своем интервью Би-би-си в 1977 году Артур Харрис заявил, что, если бы ему вновь пришлось принимать такое решение, он отдал бы свой приказ снова. В ходе разговора сэр Харрис подчеркнул, что тогда командование союзников пришло к выводу, что «выборочные бомбардировки военных объектов не дают должного результата». В начале 1942 года премьер-министром Великобритании Уинстоном Черчиллем было одобрено решение о том, что крупные промышленные немецкие города будут подвергнуты зональным, а не выборочным бомбардировкам. Массированные авиаудары по немецким городам, по словам Артура Харриса, не позволили «более чем миллиону немцев нести службу во фронтовых частях вермахта: эти люди служили в подразделениях ПВО, или изготавливали боеприпасы для них, или же занимались ремонтными работами после бомбежек».

Ветеран стратегического командования бомбардировщиков ВВС Великобритании Даг Рэдклифф также поддержал точку зрения бывшего командующего. Он заявил в интервью газете «Дейли экспресс»: «Рейд союзников означал, что десять тысяч 88-миллиметровых зенитных орудий смотрели в небо, а не на наши войска и русских. Дрезден являлся крупным центром по производству оптики, в том числе, прицелов и биноклей». Действительно, на территории города был расположен небольшой завод Карл Цейсс.

Как "моралисты" деморализовали противника

Очевидно, что союзниками, помимо прочего, делалась и ставка на подавление и деморализацию противника. Создание у него иллюзии неизбежности расплаты. Англичане называли это «moral bombing».

После проведенной бомбардировки ВВС США отчитались, что согласно разведданным, движение транспорта через Дрезден было полностью блокировано на несколько недель. Согласно отчетам полиции Дрездена, во время авиаударов из военных целей в городе пострадали командный пункт и девятнадцать госпиталей, были серьезно разрушены сто тридцать шесть заводов и мастерских из имеющихся двухсот. По жестокой иронии судьбы, один из мостов через Эльбу, а также один железнодорожный узел во время налётов вообще не пострадали.

Тот факт, что бомбардировщики Королевских ВВС Великобритании и ВВС США за два дня буквально стёрли с лица земли жемчужину барочной архитектуры, принеся нечеловеческие страдания мирному населению города и став причиной массовой гибели его жителей, вызвал волну возмущения в мире. Дебаты о недопустимости подобного начались и в Палате лордов. К концу марта 1945 года Черчилль уже постарался дистанцироваться от проведенных бомбардировок, отметив в своей телеграмме генералу Исмею, что нужно «более тщательно сосредоточиться над такими военными целями, как коммуникации непосредственно у зоны боевых действий и нефть, а не над явными актами террора и бессмысленных, хотя и впечатляющих разрушений».

Реквием по красоте

Рядом историков такая несоразмерная целям ковровая бомбардировка Дрездена рассматривается как в первую очередь политическая акция. Целью которой была демонстрация военной мощи союзников для устрашения советского руководства на случай возникновения вооруженного конфликта. Тогда, в феврале 1945 года, чудовищный пожар над городом был хорошо виден и на советском участке фронта, хотя тот находился в двухстах километрах от Дрездена. Кроме того, некоторые военные историки в качестве одной из версий истинной подоплеки бомбардировок называют желание союзников оставить СССР разрушенную оккупационную зону. Восстановление которой потребовало бы серьезных финансовых мощностей и ослабило экономику страны, и без того обескровленную пятилетней войной.

Есть еще один поразительный факт. Он тоже касается дрезденской трагедии и значительно менее известен. Эскадрилья бомбардировщиков ВВС США, летевшая 15 февраля 1945 года к уже полыхавшему заревом пожаров и разрушенному Дрездену, заблудилась в тумане. Радар головного самолета, в то время бывший еще крайне несовершенным в техническом отношении, попросту вышел из строя. В густом тумане американские летчики не смогли сохранить заданный курс и в результате вместо Дрездена сбросили свой смертоносный груз на столицу Чехословакии — Прагу. Прага тогда никакого военного значения не имела вовсе, будучи сугубо тыловым городом. Неожиданный налет привел к жертвам среди гражданского населения, погибли свыше семисот человек, еще тысяча сто восемьдесят оказались ранены. Ситуацию усугубило то, что на территории Чехословакии в то время циркулировали слухи, будто главы союзнических стран обещали чехословацкому правительству в изгнании не бомбить территорию страны. Поэтому жители городов, как правило, не спешили в бомбоубежища, заслышав гул самолетов союзников, направляющихся к немецким городам. Почему вид не подвергшейся разрушению Праги, которая должна была разительно отличаться от уже разрушенного в ходе предыдущих авианалетов Дрездена, не навел американских пилотов на мысль об ошибке, до сих пор остается загадкой.

Почему же именно трагедия Дрездена в череде таких же и еще более ужасающих бомбардировок немецких городов была стигматизирована современниками и до сих пор не дает покоя потомкам? Очевидно, что дело не только в жестокости произошедшего и большом количестве жертв, которое еще больше раздувалось сначала пропагандистами третьего рейха, а потом стало предметом для спекуляций с разных сторон. Реакция на бомбардировки Дрездена — это реквием по Красоте. Среди бесконечной боли, страдания и разрушений человечество скорбело по безвозвратно утраченной части своей культуры. Того надбиологического, что сделало нас людьми.

«Дрезден был похож на луну – одни минералы. Камни раскалились. Вокруг была смерть». обновлено: 14 февраля, 2020 автором: Елена Фролова
Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше