Общество: Экс-генсек РФС Воробьев рассказал, почему российский футбол такой унылый

Бывший генеральный секретарь Российского футбольного союза Анатолий Воробьев дал большое интервью Федеральному агентству новостей. В нем он рассказал, почему российский футбол «такой унылый», как по косвенным признакам разглядеть договорной матч, зачем бывший президент РФС Николай Толстых боролся с агентами и как за это поплатился.

В ответ на предложение пообщаться Воробьев сразу обозначил, что будет высказывать непопулярные мнения и критиковать спортивную общественность. Говорит, что он «человек не мейнстримный». Слышать подобное от 68-летнего доктора экономических наук, признаться, не ожидал. Хотя и знал, что автор первой стратегии развития российского футбола — человек яркий, идущий в ногу со временем.

В 2015 году он вслед за президентом РФС Николаем Толстых покинул свой пост. Тогда казалось, что перспективы сборной на домашнем ЧМ-2018 даже не туманны — ужасны. С разговора о прошедшем турнире и начался наш разговор с Анатолием Ивановичем.

Игра «на чужие»

— Прошел почти год после домашнего чемпионата мира. Куда движется наш футбол?

— Мое мнение: патогенез российского футбола достаточно печален, а чемпионат мира стал краткой ремиссией. Удачное расположение небесных светил — и результат оказался выше ожидаемого. Сборная проявила себя прекрасно.Праздник удался. Я человек уже довольно преклонных лет, поэтому помню Олимпиаду-1980. Тогда в рамках классического «совка» Москва стала совершенно другим городом.

Так же получилось и с чемпионатом мира, только в масштабе 11 городов, которые стали центрами притяжения. Другое дело, что нужно подождать несколько лет — тогда мы увидим, насколько эффект будет долгосрочным. Может ведь произойти, как в Южной Корее и ЮАР, отчасти и в Бразилии: стадионы превратились в белых слонов, краткосрочный эффект роста посещаемости. Конкретный пример — мы встречаемся на следующий день после матча «Рубин» — «Анжи» на стадионе в Казани, который был заполнен во время чемпионата мира. А вчера на таком замечательном матче, который завершился скучной ничьей 0:0, было 5 тысяч зрителей.

Все будет зависеть от того, какой вектор развитию футбола будет задан. Чемпионат мира свою миссию выполнил. Важно подбрасывать новые поленья в этот костер. И я не только о матчах чемпионата Европы, которые будет принимать Санкт-Петербург, но и о нашем чемпионате страны. Что касается самого турнира, то за его организацию могу только выразить свои «респект и уважуху» Сорокину (глава оргкомитета «Россия-2018» Алексей Сорокин. — Прим. ФАН) и Виталию Мутко, а также их команде. 

— Вы к организации чемпионата мира в период работы в РФС отношение имели?

— Весьма опосредованное. Был оргкомитет чемпионата мира, который и взял на себя основное бремя обязанностей. Задача РФС сводится к подготовке боеспособной сборной, найму квалифицированного тренера, созданию условий для подготовки — чтобы у футболистов, которые привыкли жить в пятизвездочных отелях и питаться весьма изысканной мишленовской пищей, не было претензий. Подготовка стадионов, инфраструктуры, рекламные аспекты, мерчендайзинг — работа ФИФА, оргкомитета и министерства спорта. 

— Значит, РФС свою задачу выполнил блестяще?

— Угадал с тренером, создал условия для подготовки. В том числе в вопросе календаря. Победителей не судят.

— Российский футбол не самодостаточен финансово. Реально ли выстроить экономическую модель так, чтобы клуб мог жить на свои деньги, в текущих условиях?

— Это ключевой вопрос развития нашего футбола. Для этого нужна административная воля, решение лиги и самих клубов. Существующая модель, когда финансирование идет со стороны госкорпораций или квазигоскорпораций, по 70% региональных бюджетов, выделяемых на спорт, уходит на футбол и хоккей, многих устраивала. Она позволяла играть «на чужие». Модель ведущих мировых клубов основана на доходах от продажи телевизионных прав, абонементов, matchday-доходов, спонсоров, которые реально нуждаются в рекламе, а не выполняют некую социальную функцию. Переход на новую модель — история долгая и сложная.

Менеджмент, работающий в нашем футболе, к этому просто не готов. По этой причине я возглавил кафедру менеджмента и маркетинга в спортивной индустрии в РЭУ им. Плеханова, искренне и наивно полагая, что постепенно удастся вырастить новое поколение, которое в дальнейшем заменит людей, не отвечающих современным вызовам. Не хочу называть фамилии — их легко посмотреть на сайте, ознакомиться с бэкграундом. Но и в РФС, и в РПЛ люди, которые занимаются стратегическими вопросами развития футбола, далеки от современных методов управления. В теории они знают, как работают ведущие западные клубы, но не готовы перенести свои знания на российскую почву. 

«Камеди», киберспорт и черт из табакерки 

— На практике это реализуемо?

— Российский футбол может быть самодостаточен, когда он будет поставлен в такие условия, что вынужден будет играть «на свои», отказаться от покупки третьеразрядных футболистов из неразвитых в футбольном смысле стран, когда финансовые потоки будут направлены на развитие детско-юношеского футбола, а не на контракты футболистов, которые явно этих денег не заслуживают. Все наши футболисты должны быть поставлены в такие условия, в которых оказался Александр Головин.

В «Монако» он пережил смену тренеров, борьбу за выживание, травмы, жесткая конкуренция за место в составе. К концу сезона он вышел на очень достойный уровень и в последнем туре оказался в символической сборной, записав на свой счет 2 результативных балла в игре с «Амьеном». Футболисты должны доказывать свою состоятельность в жесткой конкуренции. Руководители клубов должны выполнять свои обещания, в том числе перед болельщиками. А болельщик должен созреть платить за телетрансляции, а не получать их на халяву. Конечно, важно, чтобы и платежеспособность населения росла. Это двухсторонний процесс. Понятно, что за то унылое зрелище, которое демонстрируют отдельные команды в нашем чемпионате, никто платить не будет.

Возвращаемся ко вчерашнему футболу. «Рубин» играет с «Анжи» 0:0, хотя, казалось бы, командам уже ничего не нужно — покажите вы интересный футбол. Такая же игра в понедельник, но в Италии. «Лацио», уставшее морально после выигрыша Кубка Италии, принимает «Болонью». Между тем игра живая — 3:3. Разница есть. Но нужно понимать, что этот процесс перехода очень длинный. Он нужен, но для его осуществления в РФС, РПЛ, ФНЛ, ПФЛ, клубах должны работать совершенно другие люди. Люди, которые всю жизнь питались в фастфуде, не смогут сразу перейти на изысканную ресторанную еду. Есть, безусловно, и позитивные примеры.

— Какие?

— «Чертаново», «Краснодар». Это клубы, которые выстраивают собственную модель. Но им нужно преодолеть некую местечковость. А «Чертаново» нужно сделать какой-то ребрендинг, чтобы это не был черт из табакерки на эмблеме клуба, а нечто более солидное. Но клубы заслуживают внимание, потому что они на нашем заурядном ландшафте представляют иной, современный подход к организации. Критической массы современного мышления в нашем футболе я, к сожалению, не наблюдаю.

— Количество подписчиков платного канала, который показывает матчи российского чемпионата, растет и сейчас составляет около полумиллиона пользователей. Почему, если есть рост подписчиков, стоимость контракта с лигой за право показа не растет?

— Реальность такова, что, несмотря на все усилия, на приглашения команды с «Камеди Клаб», других современных менеджеров в области продвижения развлекательных продуктов, футбол не стал элементом индустрии развлечений. Его аудитория в целом не растет, какие бы шаги ни предпринимались. Более того, обороты набирает киберспорт. Допускаю, что через некоторое время произойдет «каннибализация». Молодые люди найдут другие способы развлечения, чем просмотр матчей чемпионата России. Будут играть в стрелялки, в FIFA. 

— Почему вы подчеркиваете, что речь идет именно о российском футболе?

— Как зрелище чемпионат России не столь интересен, как чемпионат Англии или Испании. Сейчас спонсорами многих турниров и клубов, как известно, являются букмекерские конторы. В их терминологии есть понятие «тотал» — общее количество забитых мячей. Чемпионаты Англии, Испании, Италия, Германия, а теперь уже и Франция, где была низкая результативность, не говоря уже о Голландии и Швейцарии, имеют среднесезонный тотал выше 2,5 за матч. Кое-где даже выше 3. В российском чемпионате он примерно 2,26.

У нас единственный серьезный чемпионат в Европе с тоталом ниже 2,5. А это говорит о зрелищности и влияет на стоимость прав. Кроме того, есть корреляция между стоимостью телевизионных прав и matchday-доходами. У нас средняя посещаемость где-то 16,5 тыс. Хотя после чемпионата мира она и выросла, цифра по-прежнему заметно уступает и английскому Чемпионшипу, и второй немецкой Бундеслиге. Нужны не только новые стадионы, но и качественный продукт. Без него ситуация не изменится. Я уж не говорю о ФНЛ и ПФЛ, где посещаемость очень низкая.

— Существует тренд — болельщики отказываются от поддержки локальных команд. Мало кто хочет поддерживать ивановский «Текстильщик», выступающий в ПФЛ. Это локальный бренд, к тому же плохо соотносящийся с городом.

— В этом вопросе есть два фактора, сильно влияющие на развитие футбола в стране или регионе. Я со своими студентами в РЭУ имени Плеханова совместно с шотландским и швейцарским вузами сделал серьезное исследование по программе УЕФА GROW. Для того чтобы футбол в стране развивался, необходимо выполнять много критериев. Есть такая книга Аджемоглу и Робинсона «Почему одни страны бедные, а другие богатые». Это экономический бестселлер, в котором говорится о том, что экономика, а значит и футбол, хорошо развивается в тех странах, где развиты институты.

Неслучайно на чемпионате мира оказались такие страны, как Швеция, Дания, Исландия, не говоря уже о Германии и Швейцарии. Там хорошо выстроена работа лиг и федераций. Есть вторая книга, это работа Харрисона и Харрингтона «Культура имеет значение». То есть традиции. За счет этого наверху Бразилия, Аргентина, Сербия, Хорватия, отдельные африканские страны, где футбол является социальным лифтом.

Если в каких-то регионах России сложилась определенная культура, то и футбол там ниже определенного уровня не упадет. В советское время хорошие команды были в Ростове: СКА, «Ростсельмаш». И до сих пор ростовский футбол ниже определенного уровня не опускается. В Краснодаре футбол всегда был скорее жив, чем мертв. Москва, Петербург, где, собственно, футбол и зарождался. Футбол развивается только в определенных агломерациях, его нельзя насаждать.

— Вы сейчас как будто про Казань и «Рубин» говорите.

— Совершенно верно. Там, может быть, действительно лучше играть в хоккей, баскетбол, волейбол. Помогали Томску, а сейчас выясняется, что «Томь» не хочет в Премьер-лигу выходить. Сколько было стенаний, что потеряли такую команду, как пермский «Амкар»? Прошел год, все уже и забыли. Потому что не было фундамента. Играли сербы, болгары. А средняя результативность в матчах «Амкара» была и того меньше. Пожалуй, ниже 2.

— А как тогда будет функционировать система?

— Я не сторонник того, чтобы масло равномерно размазывать по всему бутерброду. Лучше селективно выбрать точки роста, создать там хорошо работающие футбольные центры. Как, например, интернат в Ростове, Академия имени Коноплева в Тольятти, несколько петербургских школ. Можно пойти другим путем, который способен дать сиюминутный результат, но в перспективе этот путь порочный. Возьмем калининградскую «Балтику».

Вроде и стадион новый, и футбол в регионе любят, а команда в зоне борьбы за выживание в ФНЛ, израсходовала значительный бюджет и на днях не прошла лицензирование на следующий сезон. Они, конечно, решат этот вопрос через апелляционный комитет рано или поздно. Но долгосрочной стратегии в таком перспективном регионе, как Калининград, где действительно любят футбол, нет.

Аналогичная ситуация в Самаре, Волгограде, где исторически футбол всегда был любимым видом спорта. Но менеджмент этих клубов решает только локальные задачи по выживанию, освоению бюджетов. Далее — тупик. 

Конфликт интересов?

— К вопросу традиций. Есть Андрей Аршавин, абсолютно лучший футболист страны в новейшей истории. А культа нет. Почему наш футбол не пользуется теми дарами, которые у него есть?

— У нас слишком большой антагонизм среди болельщицких группировок. У «Зенита» с «Динамо» не лучшие отношения, мягко говоря, у «Спартака» — с ЦСКА, «Зенитом», «Динамо». Признание кого-то лучшим вызовет недовольство и отторжение. Лучше будут воспринимать нейтральных людей. Андрей, к сожалению, хотя и сказал, по сути, правильную вещь про то, что ваши ожидания — ваши проблемы. Но иногда контекст важнее контента. После этого выражения его рейтинг сильно упал.

Кроме того, до недавнего времени он был действующим футболистом. Играл в Казахстане, что все-таки для статуса легенды не самый подходящий вариант. Заканчивать нужно, как Тотти в «Роме». То, что Буффон ушел в ПСЖ, несколько снизило его рейтинг. Людям нравятся красивые простые истории. Когда есть хотя бы небольшие червоточинки, картина портится. Есть стихотворение Мальмана: «Великое лишь то среди созданий мира, что людям нравится не сразу, а потом. И из кого толпа создаст себе кумира, недолго простоять тому над алтарем». Поэтому, может, и правильно, что пока на пьедестале никого нет. 

— Ваш соратник и бывший президент РФС Николай Толстых был против футбольных агентов. Почему?

— Не думаю, что он был против агента как институтов. Вопрос в том, кто агент, кто наставник. Ведь у Кокорина и Мамаева есть агенты, но они, как мы видим, не очень их воспитали. Если бы в качестве наставника были люди, которые прививали правильные ценности, если бы в качестве главной фигуры в футболе оставался тренер, который должен быть системным наставником по жизни. А есть агенты, которые ориентированы исключительно на решение финансовых интересов — своих и игрока. Тогда футбол отходит на второй план, изменяется система приоритетом и ценностей.

Толстых в этом смысле очень поддерживал Мишель Платини — ему тоже очень не нравилось, что клубы превратились в фабрики по производству денег, говоря дословно. Толстых выступал против того, чтобы агенты вмешивались в результаты, определяли составы. Мы же знаем тренеров, которые кочуют из клуба в клуб с определенной группой игроков, которую им навязывают агенты. Да и тренеры зачастую назначаются после настоятельных рекомендаций со стороны агентов. С этими негативными явлениями Николай Александрович и боролся. Они же его в конце концов и побороли.

Хотя надо сказать, что Россия в футбольном плане страна весьма странная. Три президента РФС — Фурсенко, Толстых, Мутко — покидали свой пост досрочно. А во время чемпионата мира у нас вообще не было президента РФС. Был исполняющий обязанности Александр Алаев — кстати, на мой взгляд, очень перспективный менеджер. Возможно, футбол в нашей стране — саморегулирующаяся система.

— Есть ли сейчас в российском футболе некий агент-монополист, который может в теории влиять на результат матчей?

— Априорно наш футбол поделен на некие касты. Нельсона Манделы в нашем футболе пока не появилось, и, конечно, тон задают несколько элитных клубов. Я даже не думаю, что аппарат премьер-лиги самостоятелен — скорее технический исполнитель воли больших российских клубов, под которых была изменена система проведения чемпионата на «осень — весна», лимит на легионеров. Возможно, так и должно быть.

Если слова «агенты» понимать в широком смысле, то это президенты и хозяева ведущих российских клубов. Они определяют ландшафт нашего футбола. Региональные и межрегиональные футбольные власти — чисто декоративные фигуры. Что касается агентов, то сложилась некая группа, у которых много влияния, которые за примерно 20 лет своей деятельности завоевали себе место под солнцем. Это обычная иерархия, свойственная любой структуре. 

— Весной произошла громкая история с футболистом «Краснодара» Иваном Игнатьевым, у которого был конфликт с клубом в вопросе продления контракта. В том числе в самом «Краснодаре» говорили о влиянии на игрока некоего агента. Такие истории единичны?

— Каждый кейс нужно рассматривать отдельно. Даже онкологические заболевания имеют случаи ремиссии после, казалось бы, безнадежных историй. И дай бог этим людям здоровья. Но есть люди, которые при том же патогенезе, развитии болезни ушли. В данном случае нельзя сказать, насколько кейс Игнатьева распространен в координатах «клуб — игрок — агент». У Василия Уткина (журналист, сообщивший подробности скандала. — Прим. ред.), видимо, есть больше информации. Или есть свои интересы — ему ведь надо свой канал на Youtube популяризировать.

Полагаю, если говорить серьезно, то это вопрос менторов. Нужно сбалансированное развитие личности. Кроме того, наш футбол живет в атмосфере недоверия, иногда вражды. Нет коалиционного подхода, корпоративной этики. Если какого-то игрока наказывают в одном клубе, в другом уже готовы использовать эту ситуацию и переманить к себе. А если бы все выступали единым фронтом? Я, конечно, идеализирую. Все посмеиваются, когда вспоминают Кодекс чести российского футбола, принятый при Сергее Фурсенко. Но рациональное зерно в этом было. Просто почва для этого не подготовлена.

— Если действительно агент Алан Агузаров, представляющий интересы главного тренера сборной России Станислава Черчесова, оказывает давление на футболистов, вынуждая их сотрудничать с ним, как это утверждает Уткин, есть ли в этом конфликт интересов?

— При всем уважении к очень талантливому журналисту Василию Уткину, «одинокий хриплый крик Ивана ощутимых результатов не принес», как это было у Булгакова. Если новые поленья не будут подбрасываться, об этой истории забудут. Тем более что жена Цезаря вне подозрений, а сейчас Черчесов — герой. И этот шлейф по меньшей мере до чемпионата Европы будет непоколебим.

Что бы Уткин ни сказал, это можно перевести в плоскость того, что он это сделал по заказу Германа Ткаченко и это не больше, чем просто агентские войны. Есть определенная технология рассмотрения подобных конфликтов на комитете по этике: запрос от президента РФС или членов Исполкома. Если никто этого не делает, значит, не считают нужным реагировать. 

Хватать «за руку»

— На одно из последних заявлений РФС отреагировал. Я сейчас говорю о матче «Чайки» и «Черноморца» в ПФЛ, который, по мнению руководства конкурирующего с ними «Урожая», носил неспортивный характер. Матчи, в которых нарушен спортивный принцип — миф или реальность?

— Я знаю случаи, в силу долгого пребывания в футболе, притом не только в России, где исход матчей был известен заранее. И дело не в том, что кто-то какие-то деньги ставил в букмекерских конторах. Футбол — некое замкнутое пространство, где многие живут по принципу: «сегодня я тебе помог, а завтра ты поможешь мне». Если проанализируете результаты последних туров итальянского, немецкого или испанского чемпионатов, а особенно во вторых и третьих дивизионах, то увидите, что матчи чаще всего заканчиваются так, как нужно было командам, которые решали какие-то задачи. Например, если команда не хотела вылететь.

Те же букмекерские конторы, которые отвечают деньгами, на некоторые матчи иностранных, да и российских чемпионатов, особенно низших лиг, ставки не принимают. Потому что понимают, что эти матчи закончатся именно так, как они должны закончиться в интересах той команды, которой нужнее. Безусловно, такие матчи имеют место быть. Но гораздо хуже, когда в исход матчей вмешиваются третьи силы. И это не только в футболе — теннис сильно переболел этим явлением. 

— Но ведь бороться с этим явлением можно?

— Полагаю, бывает, что матч заканчивается определенным образом в интересах определенных лиц. Но доказать это очень сложно. В Италии создана специальная футбольная полиция, которая борется с подобными явлениями. От футбола не только отлучают, имеют место даже тюремные сроки. Футбол становится чище. В меру своих сил и возможностей РФС и лига, естественно борются. Были случаи, когда матчи брались под особый контроль. Казалось, что матч должен закончиться, как предсказывали горе-предсказатели, а в итоге оказывалось по-другому.

Недавно в Гронингене была конференция, посвященная спортивному менеджменту. На ней собралась профессура из ведущих мировых университетах. И они говорят, что учат event-менеджменту, рассказывают о спортивном праве, финансах в спорте, работе международных организаций. Но они не рассматривают вопросы допинга, беттинга — потому что это очень сложная сфера, притом слабо доказуемая. 

— То есть — только если прослушивать телефонные разговоры и хватать «за руку», как это делалось как раз в Италии?

— Именно. Правоохранительные органы должны использовать свои методы. Те же букмекерские конторы, которые выступают спонсорами соревнований, клубов, крайне заинтересованы в том, чтобы не было матчей с заранее определенным исходом. Потому что в таких случаях делаются крупные ставки и конторы теряют большие деньги. Думаю, в этом есть момент объединения сил. Мне кажется, что сейчас таких матчей в России стало гораздо меньше.

— Я правильно понял, что букмекерам невыгодны матчи с неспортивным характером?

— Конечно, ведь наживаются отдельные игроки. Но у них есть механизмы мониторинга, и, когда они видят, что крупная сумма ставится на некий результат, они меняют коэффициенты на линии. Но, в целом, если ставка принята, они отвечают деньгами — им это совершенно не нужно. 

— Мы смотрим с вами абстрактный матч. Как по его содержанию визуально определить, носит ли он спортивный характер? Понятно, что этого недостаточно для доказательной базы, но все же.

— Я бы обратил внимание на такие факторы, как количество единоборств, желтых карточек. Некоторые, конечно, создают иллюзию борьбы и специально идут на какие-то нарушения, чтобы показать наличие сопротивления. Но характер нарушений опытный взгляд может определить достаточно быстро. Не все футболисты обладают талантами Козловского и Машкова, чтобы безупречно сыграть свою роль. Вратари, как правило, не участвуют, поскольку их ошибки слишком очевидны и своей репутацией, как правило, они не жертвует. Хотя и такие примеры история знает.

А, например, центральные защитники и то, как они ведут единоборства, особенно при навесах, имеет большое значение. Если до этого, условно говоря, все верховые единоборства футболист выигрывал, а тут неожиданно начал регулярно уступать, неправильно занимать позицию. Другое дело, что есть диванные эксперты. Когда я работал в Минатоме, когда произошла авария на Чернобыльской АЭС, каждый в курилке рассказывал, как надо было действовать, чтобы ужасного не случилось. Так и в футболе: многие выдают свое представление о характере того или иного матча. С другой стороны, тем футбол и хорош, что дает каждому пищу для самовыражения. 

— За российский период какой отрезок, сезон был самым неспортивным?

— Ни для кого не секрет, что влияние неформальных, криминальных структур в 1990-е годы были достаточно значительным. Это, кстати, в каком-то смысле просто были другие правила игры. И денег столько в футболе не было, а криминал зачастую финансировал и поддерживал спорт. И благодаря этим деньгам некоторые клубы, школы сохранили свое существование. Во многих сезонах в последних турах складывается ситуация, когда одним очки нужны, а другие уже немотивированны. Конфликта спортивных клубов нет и в этом случае, если нет стимулирования со стороны конкурентов. Выигрывают те, кому очки нужнее.

Пик, на мой взгляд, пришелся на середину — конец 1990-х годов. По мере того как в футбол стали приходить большие деньги, людям, которые их вкладывают, не хотелось, чтобы посторонние факторы влияли на результат сильнее, чем их инвестиции. Тогда стали больше внимания уделять проблеме. Кроме того, когда появились стыковые матчи, «висеть» стали четыре последних команды. Параллельно с этим больше команд стали попадать в еврокубки, порядка шести мест. Остается всего шесть команд в середине, а раньше «болото» было почти в 2 раза больше. Соответственно, и возможностей манипулировать было больше. 

— Уровень чемпионата России за последние годы резко упал?

— Я бы сказал, что он упал, но не назвал бы этот процесс резким. Раньше приезжали более сильные иностранцы. Иванович, который был до «Челси» и который приехал сейчас доигрывать, — два разных игрока, при всем моем к нему уважении. Считаю его выдающимся игроком. 

— А уровень российских игроков изменился?

— Примерно на том же уровне. Может быть, он немного снизился, потому что раньше россиян охотнее звали европейские клубы. Инфраструктура стала лучше, картинка стала лучше, комментаторы стали работать на другом уровне. На этом фоне качество самого футбола не растет.

Причина, как я уже сказал, — менеджмент, который пытается добиться быстрого бессистемного результата, а не хочет играть вдолгую. Видимо, не знакомы с высказыванием да Винчи: «Тот, кто хочет разбогатеть за один день, должен знать, что он будет повешен в течение года». 

по материалам: riafan.ru

Экс-генсек РФС Воробьев рассказал, почему российский футбол такой унылый обновлено: Май 24, 2019 автором: Елена Фролова
Не пропустите самое важное в "Google Новостях" от THEUK.ONE
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Читать дальше