Общество: Индия хочет настоящего многополярного мира: интервью с Самиром Сараном

— Бывшие западные лидеры, которые выступали на Raisina Dialogue 2020, очень много говорили о некоем альянсе против России, Ирана, Китая и призывали Индию стать частью такого альянса. Какова позиция Индии в вопросе противостояния Запада с евразийскими державами?

— Из того, что говорили лидеры стран в ходе открытия и сессий международного форума Raisina Dialogue понятно, что в традиционном западном альянсе наблюдается озабоченность и тревожность относительно как подъема Китая, так и роста значимости России на международной арене. Одновременно они обеспокоены тенденцией распада блоков по всему миру. Западные лидеры разделяют также озабоченность смещением геополитической силы с Запада на Восток.

Что касается Индии, то Индия смотрит на мир по-другому. У Индии свой взгляд на мир, основанный на ее географическом положении. А вокруг нас мы наблюдаем проблему подъема Азии. Это комплексный подъем, который, с одной стороны, имеет нежелательную динамику, с другой — создает прекрасные возможности. И Индия маневрирует — мы нацелены на решение проблем, обеспечение благосостояния своих граждан и предоставление им новых возможностей.

С этой точки зрения, как отметил министр иностранных дел Индии, наша страна должна найти путь построения прочных, стабильных и мирных отношений с Китаем. Это очень важно, потому что у нас общая граница протяженностью в тысячи километров, мы развиваемся вместе, у нас есть экономические возможности, но одновременно у нас бывают и разногласия. И мы должны проявлять зрелость, чтобы решать их.

В то же время отношения между Индией и Россией носят продолжительный и стратегический характер. Мы надеемся, что Индия станет одним из ближайших партнеров России в XXI веке. И верим в то, что совместными усилиями России и Индии удастся создать стабильный евразийский суперконтинент, где у России будет роль ответственного актора, который не будет вынужден действовать так, как ей диктует мир. Так что роль Индии во всем этом — не выбирать между теми или другими, не определять, кто плохой или хороший. Мы будем сдержанными и будем сдерживать!

— Сегодня внимание всего мира приковано к ситуации с Ираном. Понятно, что США будут усиливать давление на эту страну и требовать от своих партнеров прекратить экономическое сотрудничество и торговлю с Тегераном. Как поступит Индия? Будет пытаться сохранить связи с Ираном или все-таки пойдёт на сокращение или даже прекращение сотрудничества?

— Индия обеспокоена. Об этом на форуме говорил глава нашего МИД. Взаимоотношения Индии и Ирана — это взаимоотношение цивилизаций. Сегодня много иранцев, связанных с индийцами, которые из этого региона, и индийцев, связанных с иранцами — в нашей стране мы делим культуру, идентичность, религию, торговлю… Отношения Индии и Ирана основаны на большем, чем просто межправительственные отношения. Это многовековые связи, и вряд ли они будут расстроены каким-либо международным решением или международным правом. Такова одна сторона вопроса.

Будет ли Индия думать, как справиться с ситуацией и повиноваться ли международным решениям? Да, мы всегда это делаем. Индия согласится с любым процессом или санкцией, которые будут инициированы ООН. Мы не согласны с тем, что атомное оружие Ирана принесет миру пользу. С нашей точки зрения, Иран не должен становиться атомной державой, и мы все должны делать то, что делаем, чтобы не допустить этого. Но это не означает, что мы должны подписываться под иррациональными решениями, которые могут иметь плохие последствия для региона.

Мы будем говорить с американцами, мы будем говорить с иранцами, и мы надеемся, что обе стороны найдут путь для диалога. Я считаю, что американцы должны осознать, что интересы Ирана должны учитываться. А иранцы должны осознать, что они должны создать новый шаблон для взаимодействия с миром. Я думаю, обе стороны должны переосмыслить свои подходы друг к другу во избежание конфликта. Нет никаких сомнений, что обе стороны делали много вещей неправильно. Я думаю, легко обвинять одного или другого, но, по-моему, сейчас не время это делать. Сейчас нужно найти новый метод для достижения мира. И у Индии будет в этой работе определенная роль, но основные акторы в этом вопросе все-таки США и Иран.

— Говоря об Индии, мы, конечно, не можем пропустить конфликт с Пакистаном. Мы видели, что недавно были опять обострения на границе. Насколько ситуация контролируемая? Можно ли ожидать, что стороны, если и не достигнут какого-то соглашения, то хотя бы будут придерживаться правил игры? Что ждать в этом конфликте в ближайшее время?

— Существует конфликт из-за неопределённости границ, и вряд ли он исчезнет, пока спор с границами не разрешен. Но эскалация этого конфликта уже стала причиной нескольких войн — в 1948, 1965, в 1971 и 1999 годах. И мы видим эпизодические тяжелые бои с применением тяжелой артиллерии.

Насчет вероятности ухудшения ситуации конкретно в этот период — я не думаю, что мы увидим эскалацию. Между нами, Индией и Пакистаном, существует неписаный кодекс поведения — как не нужно себя вести, и Пакистан придерживается его достаточно успешно.

Пакистан находится в мрачной ситуации — у него чувствительная политическая система, а экономика даже меньше, чем у Бангладеш. У него конфликт на западных границах, у него проблемы со своими собственными провинциями, и, вероятно, что Пакистан будет продолжать использовать фактор Индии для того, чтобы отвлекать внимание от своих внутренних проблем. Но это не означает, что они настроены на то, чтобы начать войну с нами. По моему мнению, развязки конфликта не будет. Будут продолжаться низкоинтенсивные столкновения, несимметричные операции со стороны Пакистана, определенные ответы со стороны Индии, будет также реакция международного сообщества.

Относительно достижения долгосрочного решения… Это очень важный вопрос. Поскольку, если мы достигнем решения с соседями на длительную перспективу, это приведет к увеличению экономического процветания и росту торговли. Каждый выиграет. Индия является рациональным игроком и желает мира с Пакистаном. Мы стараемся быть хорошим соседом для Пакистана. Мы дали медицинские визы тысячам пакистанцев, чтобы они смогли пройти лечение в Индии. Мы хотим торговать с Пакистаном. Мы хотим энергетического сотрудничества с Пакистаном. Мы дали им возможности, мы создали условия для сотрудничества бизнес-сообществ, но Пакистан не принимает этого, они блокируют передвижение людей и товаров. Кроме того, они продолжают блокировать услуги. Почему они это делают? Есть иррациональный фактор во взаимоотношениях с Индией, и они должны решить этот вопрос самостоятельно.

Пакистан — асимметричное государство. У них маленькая экономика и большая армия, что означает, что вся структура государства питает армию. В Индии мы имеем очень маленькую армию, в сравнении с нашим огромным государством. И, я думаю, пока этот дисбаланс в структурах государства сохраняется, нахождение общего языка — иллюзия. Так что мы имеем дело с иррациональным игроком. И мы вынуждены найти какие-то новые пути для диалога с ним.

— Российские руководители много говорят о создании многополярного мира. С другой стороны, многие эксперты и политики говорят о необходимости реформирования Совета безопасности ООН с тем, чтобы отразить роль новых государств (изменившийся расклад сил в мире). Какова позиция Индии в этом вопросе. Будет ли она добиваться изменения состава Совбеза ООН? Как Дели видит будущее мировых процессов?

— Давайте будем честны. Россия и Китай не это имеют в виду. Индия верит в то, что, в целом, ООН нуждается в реформах, в особенности, Совет безопасности. Мы являемся друзьями, часто общаемся с представителями России и Китая на различных площадках. Когда Россия и Китай говорят о политически многополярном мире, они имеют в виду трех игроков — Россию, США и Китай. Другие страны не в счет. Таким образом, у них нет желания делить имеющуюся у них сейчас мощь и силу с другими. Я потратил много лет, общаясь с моими коллегами из России и Китая по вопросам реформ. И я могу утверждать — их намерения пустить кого-то другого в Совбез ООН являются нулевыми. США при этом намного более великодушны в этом вопросе, в отличие от россиян и китайцев, которые всегда будут блокировать любую возможность включения Бразилии, Японии, Германии или кого-то еще в Совбез. Они не хотят видеть там кого-либо еще. Таким образом, термин «многополярность» для них — это такая уловка. В их понимании, это разговор только о них (России и Китае), но ни о ком другом.

С другой стороны, Индия верит, что настало время децентрализации власти и роли региональных игроков, которые станут частью глобального управления. Настало время посмотреть на такие страны, как Бразилия, на страны Африки, Южной и Юго-Восточной Азии, Европы. Настало время переосмысления организации нашего мира, нужен новый мировой порядок. Он должен быть инклюзивным и никак не в руках двух или троих акторов. Должен быть широкий круг участников. Таким образом, Индия хочет настоящего многополярного мира, в отличие от России и Китая. Давайте будем честными, между тем, что они говорят и, действительно, хотят, большая разница. Россия и Китай не желают видеть кого-либо еще в Совете безопасности ООН, они лишь хотят быть уверенными, что США — не единственные во власти.

Беседовал Айк Халатян, специально для EADaily

Индия хочет настоящего многополярного мира: интервью с Самиром Сараном обновлено: 21 января, 2020 автором: Елена Фролова

Мотиноринг ситуации с коронавирусом в мире на официальном сайте https://koronavirus.center

Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше