Общество: Казус Дубровского-Юревича: рукотворный кризис от «эффективных менеджеров»

Появление в СМИ информации о том, что в отношении Бориса Дубровского возбуждено уголовное дело по ст. 285 УК РФ (злоупотреблении полномочиями) при распределении дорожных контрактов в Челябинской области с ущербом в 20 млрд рублей, о чем в конце прошлой недели сообщил адвокат Игорь Трунов, не стало сенсацией. О серьезных претензиях к Дубровскому различных контролирующих инстанций было известно давно. Достаточно вспомнить, что всего за день до досрочной отставки экс-губернатора, состоявшейся 19 марта, антимонопольные органы обвинили его в сговоре с компанией «Южуралмост», которая при Дубровском стала фактическим монополистом в дорожной отрасли региона. Нарушения антимонопольного законодательства были выявлены при проведении 29 аукционов на общую сумму свыше 8 млрд рублей, сообщили в марте представители ФАС, пообещав передать материалы проверки в отношении Бориса Дубровского в МВД и Генеральную прокуратуру. И это — далеко не единственный случай, когда челябинского губернатора подозревали в коррупционных нарушениях. Отсюда логично напрашивается вопрос о том, почему Дубровский смог покинуть свой пост без уголовных дел — в отличие от, скажем, экс-главы соседней Удмуртии Александра Соловьева, который в апреле 2017 года был арестован по подозрению в участии в крупных махинациях в той же самой дорожной отрасли.

«Насколько я знаю, уголовное дело возбуждено. Насколько я могу знать, оно активно расследуется», — сообщил глава ФАС Игорь Артемьев в ходе рабочего визита в Крым. В то же время родственники бывшего челябинского губернатора утверждают, что никакого уголовного дела против него нет.

Само появление Бориса Дубровского во главе Челябинской области выглядело результатом подковерных политических интриг. Предшественник Дубровского Михаил Юревич, занимавший пост челябинского губернатора с 2010 года, а до этого бывший депутатом Госдумы и мэром Челябинска, досрочно покинул свой пост в середине января 2014 года — в совершенно неурочный для таких отставок момент (сразу после новогодних каникул, за считанные дни до Олимпиады в Сочи и на фоне обострения отношений с Украиной). По всем меркам Юревич не был кандидатом на вылет и не входил в «черные списки». В первом выпуске рейтинга эффективности губернаторов, опубликованного в январе 2014 года близким к администрации президента РФ Фондом развития гражданского общества, Юревич должен был занять 19 место с 75 баллами из 100 возможных.

Согласно одной из звучавших тогда версий, неожиданную досрочную отставку Михаила Юревича могло спровоцировать обострение отношений с влиятельными бизнесменами, среди которых называли медиамагната Александра Аристова и председателя совета директоров Магнитогорского металлургического комбината Виктора Рашникова и Олега Сиенко, гендиректора «Уралвагозавода» (в структуру которого входит Челябинский тракторный завод). У последнего на тот момент на Урале уже был влиятельный союзник — бывший начальник сборочного цеха «Уралвагонзавода» Игорь Холманских, который в мае 2012 года стал полпредом президента в УрФО. Его переход на эту должность последовал вскоре назначения куратором внутренней политики в администрации президента Вячеслава Володина, с которым у Юревича также, судя по всему, не сложились отношения. Об этом могла свидетельствовать и неудачная попытка Юревича в 2016 году поучаствовать в выборах депутатов Госдумы (уход Володина на должность ее председателя в тот момент считался уже фактически решенным делом). Сначала экс-губернатор решил принять участие в праймериз «Единой России», но объявил о снятии кандидатуры из-за «столкновения с сильным административным ресурсом», а затем не был допущен ЦИК РФ к участию в кампании в качестве самовыдвиженца. После этого экс-губернатор сосредоточился на развитии основанного им бизнеса — группы компаний «Макфа», крупного холдинга в сфере пищевой промышленности и сельхозпереработки, которым номинально владели родители Юревича.

Кроме того, на экс-губернатора, видимо, давно собирался компромат местными правоохранителями — еще одна значимая линия конфликтов, поглотивших Челябинскую область. В марте 2017 года против Михаила Юревича были возбуждены уголовные дела по статьям «Получение взятки» и «Подстрекательство к клевете», после чего он скрылся за границей и в настоящий момент, по имеющимся данным, проживает в Великобритании. В дальнейшем в отношении Юревича появилось еще одно уголовное дело, связанное, как и в случае с Борисом Дубровским, с дорожным строительством. И если в первом деле сумма взятки, вменяемая Юревичу, была совсем небольшой, то во втором речь шла уже о 3,4 млрд рублей. Примечательно, что и в той, и в другой истории нити следствия пришли к одному и тому же человеку — бизнесмену Сергею Вильшенко, сыну бывшего начальника УФСБ по городу Златоусту Геннадия Вильшенко. Компаниям, связанным с семьей Вильшенко, доставались не только крупные дорожные подряды, но и контроль над мусорной сферой — в конце прошлого года одна из этих структур была назначена региональным оператором по вывозу твердых бытовых отходов. Более того, теневой картель, получавший дорожные подряды, мог возникнуть еще при покойном экс-губернаторе Челябинской области Петре Сумине.

Понимание того, что Борис Дубровский, получивший на губернаторских выборах в сентябре 2014 года 86% при явке порядка 45% голосов, не сможет оправдать предоставленный ему карт-бланш, в Челябинской области возникло быстро. Прежде Дубровский (впрочем, как и его предшественник) имел репутацию эффективного менеджера, который сделал блестящую карьеру на Магнитке, пройдя путь от слесаря до генерального директора, а также некоторое время проработал первым заместителем генерального директора «Уралвагонзавода». Однако управление крупным регионом оказалось задачей совершенно иного порядка, нежели руководство крупным предприятием.

Решая первоочередную задачу любого нового руководителя высокого уровня — формирование команды, Дубровский пошел самым очевидным путем: сделал ставку на бывших коллег по Магнитке. В частности, главой своей администрации Дубровский назначил бывшего топ-менеджера ММК Ивана Сеничева, на ключевой в индустриальном регионе пост министра промышленности и природных ресурсов определил выходца с ММК, депутата Госдумы Алексея Бобракова, а экс-мэра Магнитогорска Евгения Тефтелева продвинул на должность главы администрации Челябинска. Предшествующий сити-менеджер Сергей Давыдов, назначенец Михаила Юревича, был вынужден досрочно сложить полномочия, а затем в его отношении было возбуждено уголовное дело по подозрению в участии в хищении 340 млн рублей у муниципальных теплосетей.

Попытка Дубровского избавиться от одной из главных фигур в команде его предшественника обернулась фиаско — Евгений Тефтелев руководство региональным центром откровенно не потянул. С одной стороны, новый сити-менеджер постоянно провоцировал различные конфликты вокруг торговли, транспорта, парковок и т. д., с другой — не справлялся с рядом своих первоочередных задач. Апофеозом крепкого хозяйствования Тефтелева стал мусорный коллапс в Челябинске в сентябре прошлого года, из-за чего городские власти были вынуждены объявить в миллионном городе режим чрезвычайной ситуации. После того, как в дело вступила прокуратура, которая вынесла Тефтелеву ряд представлений (помимо мусора, от него потребовали прекратить уплотнительную застройку), сити-менеджер подал в отставку и сразу же пошел на повышение, получив пост заместителя губернатора Челябинской области. Правда, на этой должности Евгений Тефтелев долго не продержался — назначенный врио главы региона Алексей Текслер уволил его в первые же дни в новой должности.

Неудачный подбор кандидатуры сити-менеджера Челябинска был далеко не единственным пунктом нараставшей критики действий губернатора. Особенно часто Бориса Дубровского упрекали в том, что, заняв государственную должность, он продолжает активно участвовать в различных близких к нему бизнесах. В частности, в августе 2015 года оппозиционный челябинский политик Алексей Табалов направил на имя прокурора Челябинской области Александра Кондратьева обращение, где заявил, что Борис Дубровский сразу после своего назначения губернатором мог приобрести доли в ряде коммерческих организаций. Как сообщало в начале 2016 года екатеринбургское сетевое издание Znak.com, на Дубровского на тот момент были оформлены доли в компаниях на общую сумму свыше 250 млн рублей, включая магнитогорский холдинг «Синай», ООО «Челябстройкомплект» в городе Троицке, Бобровский завод железобетонных конструкций «Энергия» и т. д. Кроме того, уже в бытность губернатором он продолжал участвовать в арбитражных судах.

В числе кандидатов на досрочную отставку эксперты и слухмейкеры стали называть Бориса Дубровского уже через несколько месяцев после того, как он стал губернатором без приставки «врио» — очень редкий случай для российских регионов. В конце 2015 года в очередном выпуске Рейтинга политической выживаемости губернаторов его авторы, фонд «Петербургская политика» и агентство «Минченко Consulting» отметили только один фактор в пользу возможного переизбрания Дубровского — высокие результаты «Единой России» на региональных выборах, тогда как список слабых сторон челябинского губернатора вышел неприлично длинным: скандалы вокруг членов областной администрации, конфликты вокруг смены глав муниципалитетов, неоднозначное отношение бизнеса к «магнитогорской экспансии», а также недостаточная личная мотивация.

По итогам 2016 года в Национальном рейтинге губернаторов Центра информационных коммуникаций «Рейтинг» Борис Дубровский занял лишь 66 место. Серьезный удар по позициям губернатора нанесли слабые результаты «Единой России» на выборах в Госдуму — партия власти получила в Челябинской области всего 38,2% голосов при низкой явке в 44,4%. И хотя во всех пяти одномандатных округах победили единороссы, выборы не обошлись без скандалов. Уже после выборов ЦИК РФ отказался утверждать в новый состав избирательной комиссии Челябинской области кандидатов, предложенных губернатором, а председатель ЦИК Элла Памфилова определила попытку сменить руководство комиссии как «чехарду, совершенно ничем не обоснованную». Способствовали падению рейтинга челябинского губернатора и скандалы в его команде — глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин назвал Челябинскую область в числе лидеров по коррупционным уголовным делам, а Контрольно-счетная палата Челябинской области по итогам 2016 года выявила неэффективное расходование бюджетных средств на 961 млн рублей.

2017 год оказался для Бориса Дубровского не столь напряженным — успешное проведение в Челябинске российско-казахстанского саммита и личная встреча с президентом Владимиром Путиным позволяли рассчитывать на выход на финишную прямую во главе региона на высокой волне. Однако на этом фоне в Челябинской области резко обострилась экологическая повестка — от уже упомянутого мусорного коллапса до сохранения Челябинском позиций в списке самых загрязненных городов России, а новым полем для конфликтов стал проект строительства Русской медной компанией горно-обогатительного комбината в поселке Томино в нескольких километрах от областного центра. Заявив о поддержке этих планов, Дубровский настроил против себя значительную часть общественности, требовавшей проведения в Челябинской области референдума по проекту. Кульминацией экологических акций в декабре прошлого года стал прорыв челябинских активистов в мэрию областного центра с требованием прекратить ядовитые выбросы.

Несмотря на усиливающиеся конфликты и падение управляемости в одной из ключевых регионов Урала, Борис Дубровский умудрился сохранить свою должность и в 2018 году, хотя авторы Национального рейтинга губернаторов по итогам прошлого года поместили его лишь на 74 строчку, или на 12 позицию от конца. «Среди негативной информации чаще всего упоминались протестная активность экологической направленности, снижение размера средней зарплаты по региону, продолжающиеся в течение 2018 года скандалы, связанные с нарушением прав дольщиков, задержания региональных чиновников… В целом регион занимает одно из первых место в России по числу протестных акций. Темпы экономического роста здесь, наоборот, чрезвычайно низкие», — отмечали авторы рейтинга, добавляя, что такой масштаб негативной повестки с запасом окупает получение Челябинском права на проведение саммита ШОС в 2020 году с бюджетом в 53 млрд рублей. Совокупность этих факторов и предрешила досрочную, но в то же время слишком запоздалую отставку Бориса Дубровского, хотя он до последнего момента намекал, что готов выдвигать свою кандидатуру на новый срок.

О провальных результатах четырех лет работы Дубровского можно судить по ряду показателей из недавних исследований агентства РИА «Рейтинг». По вводу жилья на душу населения за последний год (июль 2018 — июнь 2019) Челябинская область занимает 45 место в России с показателем 0,416 кв. метра на одного человека. Низким показателям жилищного строительства соответствует демографическая картина в регионе: за последние два года население Челябинской области сократилось почти на 27 тысяч человек (до 3,476 млн жителей) — многие предпочитают уезжать из-за депрессивной экономики и плохой экологической ситуации. По такому показателю, как отношение медианных доходов населения к стоимости фиксированного набора товаров и услуг Челябинская область в 2018 году находилась на 42 месте в России, при этом за чертой бедности официально находилось 13,3% ее жителей. Стоит еще раз подчеркнуть: речь идет о регионе с высоким экономическим потенциалом, который имеет все основания претендовать на место в группе лидеров.

Назначенный врио губернатора Челябинской области федеральный чиновник Алексей Текслер, проведший в Челябинске свои детские годы, провел довольно динамичную избирательную кампанию и смог во время Единого дня голосования заручиться поддержкой 69% избирателей. Но сейчас перед ним стоит та же самая проблема, которая стала камнем преткновения для его предшественника — подбор компетентных кадров. На данный момент команду Текслера уже пополнило несколько чиновников, ранее не работавших в Челябинской области — например, первым заместителем губернатора назначен его бывший сослуживец по мэрии Норильска, холдингу «Казахалтын», группе компаний «Полюс» и Минэнерго РФ Виктор Мамин, а министром экономического развития стал еще один выходец из Минэнерго Иван Куцевляк. С «Норильским никелем», где в свое время начиналась карьера Алексея Текслера, также была связана биография нового вице-премьера правительства Челябинской области Анатолия Векшина, который затем работал вице-губернатором Мурманской области. Но в целом кадровый состав регионального кабинета министров пока формируют те же люди, которые работали при Борисе Дубровском.

Олег Поляков

Казус Дубровского-Юревича: рукотворный кризис от «эффективных менеджеров» обновлено: Октябрь 17, 2019 автором: Елена Фролова
Не пропустите самое важное в "Google Новостях" от THEUK.ONE
Загрузка...
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Сегодня в выпуске
15.11.19
The Guardian (Великобритания): Европе нужна новая культурная революция в духе 1989 года
15.11.19
Бузова рассказала о своих планах выступить на "Евровидении"
15.11.19
Бузова намерена выступить на Евровидении
15.11.19
«Путинизм плюс макронизм»: новая формула миропонимания на российском форуме (Delfi, Литва)
15.11.19
NHS демонстрирует худшие показатели скорости обслуживания пациентов за пятнадцать лет
Загрузка...
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Реклама
Читать дальше