Общество: На помощь никто не придет: как страдают семьи российских наемников (The Guardian, Великобритания)

Когда бывший супруг Ольги Маркеловой Дмитрий, с которым она уже была в разводе, погиб в 2017 году в ходе боевых действий в Сирии, она надеялась, что российские власти помогут хотя бы их дочери, которая была единственным ребенком Дмитрия.

В конце концов, ее бывший муж более десяти лет прослужил в армии, включая такие горячие точки, как Чечня. Перед смертью он подписал контракт с частной военной компанией (друзья сказали, что она называется «Вагнер») и отправился воевать на Украину, а затем в Сирию. Для Ольги это была обычная военная командировка.

С тех пор прошло два года, а она по-прежнему ведет борьбу за получение компенсации. В этом году чиновники заявили, что ее муж вообще не был солдатом, а являлся сотрудником регионального филиала одной энергетической компании.

По словам Маркеловой, это не так. «Я знаю, что он воевал, что он работал в частной военной компании, — сказала она. — Я была в Краснодаре, я видела базу в Молькино, я видела его в военной форме. Он никогда не скрывал от нас, что воюет за границей».

Рассказ Маркеловой по-новому показывает, как работает не страдающая чрезмерной зарегулированностью система набора и отправки наемников в России, а также то, какие последствия могут ждать их семьи. Эта индустрия становится все более важным элементом усиления российского влияния за рубежом. Но извещения о гибели своих близких семьи зачастую получают в виде СМС-сообщений, а на возвращение тел на родину порой уходят недели.

«У него один ребенок, и на помощь никто не придет, — сказала Маркелова. — Он воевал за них, а они про его дочь забыли».

Сейчас, когда российское государство стремится к усилению своего влияния в Африке, действуя отчасти под влиянием санкций, введенных в 2014 году из-за аннексии отобранного у Украины Крыма, подразделений наемников на африканском континенте становится все больше.

Главное место в этой работе занимает ЧВК «Вагнер», которая впервые заявила о себе на полях сражений Украины. С тех пор эта компания существенно расширила масштабы своей деятельности, и теперь занимается за рубежом боевой подготовкой иностранцев, предоставляет политические консультации, разведывательную информацию и проводит операции влияния в онлайне.

В Африке главная задача группы «Вагнер» состоит в охране объектов и в оказании содействия при проведении политических операций. Два бывших бойца рассказали, что слышали некие «доклады» о том, будто несколько их коллег погибли в Судане и будто в Центральноафриканской Республике (ЦАР) бойцы этой компании участвовали в серьезных перестрелках, неся потери. Правда, подтвердить их сообщения не удалось.

Наиболее активно Группа Вагнера действует в ЦАР, где ее бойцы служат военными советниками, инструкторами и охранниками. Россия за это получает концессии на разработку месторождений золота и алмазов. Российские наемники также служат в личной охране президента страны Фостена-Арканжа Туадеры. Россия методами мягкой силы все глубже проникает в эту страну, и связанная с ЧВК «Вагнер» компания в прошлом году даже профинансировала прошедший там конкурс красоты.

В июле 2018 года неизвестные убили троих журналистов, расследовавших деятельность «Вагнера» в ЦАР. Их родственники отказались от разговора с журналистом на тему данной статьи, сославшись на то, что следствие еще не завершено.

В Судане наемников группы «Вагнер» сняли в 2017 году за подготовкой местных военных к штурму здания. Наемников также видели в этом году неподалеку от места проведения антиправительственных протестов, хотя непосредственно в их подавлении они не участвовали. Столица Судана Хартум стала главным пунктом проникновения боевиков «Вагнера» в центральную Африку. В июле на границе Судана и ЦАР заметили автоколонну военных грузовиков, перевозивших несколько сотен наемников.

Обнародованные документы указывают на то, что ЧВК «Вагнер» пытается проникнуть и в другие страны Африки, направляя туда наемников и политических консультантов. Связанного с этой компанией бизнесмена Евгения Пригожина заметили в ноябре на важных переговорах с Халифой Хафтаром, который возглавляет повстанческую Ливийскую национальную армию. Это указывает на то, что российские наемники могут помогать ему в наступлении на Триполи.

Руслан Левиев, основавший группу расследований по открытым источникам «Конфликт Интеллидженс Тим» (Conflict Intelligence Team), заявил, что ЧВК «Вагнер» — это «почти что квази-государственная машина… Ее трудно назвать просто частной военной компанией».

Но количество наемников из «Вагнера» в Африке — ничто по сравнению с их численностью в Сирии. По оценке Левиева, у этой группы 150 наемников в ЦАР и несколько десятков в Судане. В то же время, на пике конфликта в Сирии их там было более 2 000. Количество погибших в Африке также намного меньше. «Там другие цели: никто не берет штурмом города, они обеспечивают безопасность и ведут разведку», — сказал Левиев.

Ключевое преимущество группы «Вагнера» состоит в том, что эта компания всегда готова за деньги отправить наемников туда, где не может в открытую действовать российское государство (автор не указывает, что таким же образом американское государство использовало частную военную компанию Blackwater в Ираке и других странах, есть свои наемники и в военных компаниях стран ЕС, причем работать они стали задолго до «Вагнера» — прим. ред.). Некоторые ее операции оборачивались катастрофой. В феврале 2018 года во время злополучной попытки захватить нефтеперерабатывающий завод в Сирии произошло столкновение с американскими войсками, в ходе которого погибли сотни наемников, часть из которых была связана с ЧВК «Вагнер».

«Вагнер» обещает новичкам компенсацию в случае их гибели и обычно выплачивает ее, о чем сообщают бывшие бойцы и средства массовой информации. Родственникам выдают примерно 60 000 фунтов стерлингов, иногда в день похорон. Кроме того, их инструктируют не разговаривать с представителями СМИ.

Маркелова развелась с мужем, когда тот воевал за границей. Когда Дмитрия убили, компенсацию получила его мать. Они прекратили все контакты между собой, когда Маркелова открыто потребовала от Владимира Путина вмешаться и защитить семьи наемников частных военных компаний. «Она хочет, чтобы я молчала, — сказала Маркелова. — Но я хочу, чтобы кто-то начал действовать в наших интересах».

На помощь никто не придет: как страдают семьи российских наемников (The Guardian, Великобритания) обновлено: 26 августа, 2019 автором: Елена Фролова
Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Сегодня в выпуске
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше