Общество: «Неисторический путь» Польши. К чему он ведёт? | Политнавигатор

1 сентября 2019 года мир будет отмечать 80 лет с начала Второй мировой войны. Официальные мероприятия в честь этой скорбной даты проходят в Польше, как правило, на небольшом полуострове Вестерплатте в Гданьской бухте, где прозвучали первые залпы войны, длившейся почти шесть лет и обошедшейся человечеству в десятки миллионов жизней.

Памятник героям Вестерплатте

Капитуляция польского гарнизона Вестерплатте (у поляков это героизм)

Круглые даты начала войны – мероприятия особые. К ним в Польше готовятся загодя, тщательно, составляют списки почётных гостей и отрабатывают сценарий проведения официальной части.

По традиции, к 1 сентября в Гданьск приглашаются первые лица стран-участников Второй Мировой войны из антигитлеровской коалиции, а также государств – союзников Польши. Ну, а поскольку СССР в той войне вынес на себе всю её тяжесть, сломав хребет фашисткой гадине, то советские, а затем и российские лидеры, традиционно находились в центре внимания принимающей стороны.

Однако, уже в конце марта этого года, из уст польских правительственных чиновников стали раздаваться странные речи, что на 80-ю годовщину с начала ВМВ в Польше не рады видеть российскую делегацию во главе с президентом Путиным. Настолько, что наша страна на этот раз не будет приглашена на официальные мероприятия в Вестерплатте.

При том, что в начале февраля пресс-секретарь президента Дуды Блажей Спихальский заявил, что в Польше будут рады видеть всех желающих присоединиться к чествованию польских борцов, а МИД Польши и вовсе рекомендовал канцелярии президента пригласить Путина в Гданьск 1 сентября.

Польский демарш был расценен в Кремле оскорбительным и не остался без ответа. Пресс-служба президента и МИД РФ выразили по этому поводу свою негативную оценку и потребовали от польской стороны объяснений, заявив, что любые мемориальные события, посвящённые началу Второй Мировой войны, «не могут считаться полноценными» без участия Москвы.

«Очевидно, что решение сделать мероприятие келейным является ещё одним проявлением искривлённого мировоззрения польской администрации, которая в угоду сиюминутным политическим «приоритетам» систематически фальсифицирует летопись Второй мировой войны и послевоенного периода», – говорится в заявлении МИД РФ, с дополнением, что этот поступок Варшавы останется на совести её нынешних властей.

В Варшаве выразили недовольство характеристикой «келейный» и выставили отдуваться двух чиновников, работающих на подхвате у президента Анджея Дуды – Кшиштофа Щерского и Павла Муху.

Чиновники пустились в объяснения, что в Польше считают историческую логику российского внешнеполитического ведомства в контексте сентября 1939 года «проблематичной», и что мероприятия на Вестерплатте 1 сентября пройдут в рамках встречи союзников и партнёров Польши, с которыми Варшава «работает в тесном сотрудничестве на благо мира, основанного на соблюдении международного права, уважения суверенитета государств и их территориальной целостности». К ним относятся страны НАТО, Евросоюза и «Восточного партнёрства».

Развивая тему, чиновники сообщили, что «для агрессоров (во множественном числе!) в 1939 году нарушения международного права было характерно, что и в настоящий момент остаётся угрозой для мира».

Если кто не понял, последняя фраза содержит завуалированный намёк на
события марта 2014 года, приведшие к воссоединению Крыма с Россией.

И вообще, как пояснила польская сторона, будущие мероприятия следует оценивать «не в историческом, а в современном формате». «Мы (Польша) идём не историческим путём. Мы не приглашаем все государства», – заявил замглавы канцелярии президента Дуды Павел Муха.

Раз в Польше пошла такая пьянка, то фарс с приглашением делегации Германии на Вестерплатте выглядит вполне органично в этом театре абсурда.

Интересно, что вместо Путина Анджей Дуда пригласил присоединиться к «торжеству партнёрства во имя мира и соблюдения международного права» белорусского президента Лукашенко. Если Минск примет это предложение, то появление Батьки в Польше станет первым за 21 год официальным визитом в Европу и сигналом к снятию с него персональных санкций вместе с плашкой «последний диктатор Европы».

Очевидно, что Дуда не мог принять это решение самостоятельно, а только с благословения «старших партнёров» из ЕС и, возможно, США.

Хитрый План Запада очевиден: заманить Батьку в ловушку «европейской рукопожатности», заодно унизив Путина, указав на двурушничество его ближайшего союзника. Сомнительно, чтобы Лукашенко, при всех его противоречиях с Москвой, принял приглашение поляков – занять место Путина на Вестерплатте. Посмотрим, короче.

Не следует думать, что панская придурь приурочена исключительно к 80-й годовщине начала Второй Мировой войны. Откровенно неприязненное отношение польских политиков к России было выплеснуто на Путина, когда он десять лет назад посетил Гданьск.

На официальные мероприятия по случаю 70-летия начала ВМВ Путина (на тот момент премьер-министра РФ) в Гданьск пригласил польский премьер Дональд Туск, причём от этого визита обе стороны ждали заметного потепления в российско-польских отношениях.

Путин посетил Вестерплатте и участвовал в совместной с Туском пресс-конференции, на которой затрагивались причины и ошибки, приведшие ко Второй Мировой войне. Оба премьера в присутствии журналистов старались в дипломатичной манере высказать наболевшее, обходя наиболее острые углы. Путин тогда сказал, что историю нельзя красить одной краской и он в Польше не для того, чтобы делать оценки, а чтобы почтить память её героических защитников. Туск – что Россия и Польша не должны бояться правды.

Тогда же Путин выразил мнение, что Второй Мировой войне дал старт Мюнхенский сговор, в котором Польша принимала самое активное участие.

И всё прошло бы чинно-благородно, если бы на трибуну не вылез ушибленный на всю голову польский президент Лех Качиньский.

Вопреки здравому смыслу и элементарной вежливости к приглашённому гостю, «Утка» понёс ахинею, будто «большевистская Россия нанесла Польше смертельный удар ножом в спину в тот момент, когда поляки еще оказывали сопротивление гитлеровцам», и фактически сравнил расстрел польских офицеров в Катыни с холокостом, сказав, что «евреев расстреливали за то, что они евреи, а польских офицеров за то, что они польские офицеры».

Впрочем, тот же «Утка» тогда же признал правоту слов Путина, что Польша наряду с Германией несёт часть вины за Мюнхенский сговор и раздел Чехословакии.

В общем-то, нежелание поляков видеть Путина 1 сентября на Вестерплатте – это не момент истины в российско-польских отношений, а всего лишь его последствия.

Момент истины – отказ бывшего президента Польши Бранислава Коморовского приехать в Москву на празднование 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. Вместо этого Коморовский устроил собственное «казино с маджонгом и лолями» 8 мая 2015 года, пригласив на Вестерплатте лидеров Евросоюза.

«Моя инициатива заключается в том, чтобы организовать то, что планировалось уже давно. Эта идея не возникла в последние дни. Будет международная конференция, организованная Европейским центром солидарности, Музеем Второй мировой войны и другими институтами, на которую будут приглашены известные историки, чтобы обсудить завершение войны, обсудить было ли оно освобождением или также появлением новых проблем», – пояснил Коморовский.
В свою очередь глава польского МИД Гжегож Схетына заявил, что не понимает, почему День Победы отмечают в Москве, а не в Польше.

«Почему мы так легко привыкли к тому, что Москва – это место, где чтят окончание военных действий, а не Лондон или Берлин, что было бы еще более естественным?» – плакался Схетына в жилетку радиостанции RMF FM.

Напомним, это та самая Схетына, что озвучила отказ пригласить Путина на памятные мероприятия в честь 70-летия освобождения Красной Армией нацистского концлагеря Аушвиц-Биркенау под дегенеративным предлогом, будто «ворота лагеря открыли украинские солдаты».

В общем, в Варшаве окончательно восторжествовали идеи «лондонских поляков», которых в самой Польше называли подлейшими из подлейших, источавших уверенность, что «немцы могли нас только убить, а русские – лишить нас самих себя».

Ну, а, поскольку Дональд Туск предлагал России и Польше не бояться прошлого, то выскажем всё, что в Польше так боятся признавать, отказываются признавать, или же признают сквозь зубы.

В том, что произошло 1 сентября 1939, нашим западным соседям следует винить прежде всего себя. СССР ставится в вину заключение Пакта о ненападении (или Молотова – Риббентропа), трактуемого сегодня фальсификаторами как «союзнические соглашения между Сталиным и Гитлером». Но тогда куда девать аналогичный пакт, заключённый между пилсудчиками и нацистами 26 января 1934 года? А также аналогичные соглашения западных держав, с определённого момента считавших Гитлера «уважаемым партнёром» и не брезговавших якшаться с неистовым Адиком?

Это соглашение позволило Берлину и Варшаве пять лет жить взасос, обмениваясь опытом и вынашивая совместные агрессивные планы.

В 1937-38 годах проведены две польско-немецких конференции учителей истории, чтобы продвигать совместный «правильный» взгляд на те или иные события. В Третьем Рейхе охотно издавались мемуары отца-основателя тогдашней Речи Посполитой – Юзефа Пилсудского. Наконец, весной 1938 года Польша приняла участие в агрессии нацистов против Чехословакии, оккупировав её Тешинскую область и некоторые районы Словакии.

Многих может шокировать факт, что перед войной в Польшу с дружественным визитом приезжал рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, поделившийся с польской стороной опытом строительства концлагерей. Результатом сотрудничества стал лагерь смерти в Березе Картузской, куда дефензива отправляла инакомыслящих.

Ну, а за то, что Польша была оккупирована фашистской Германией, Варшаве следует предъявлять претензии Парижу и Лондону, взявших на себя обязательство «защитить союзника в случае агрессии Германии». Кто виноват, что их обещания оказались всего лишь красивыми словами?

В результате фашистской оккупации Польша была преобразована в генерал-губернаторство Третьего Рейха, а на её территорию, в силу её географического положения и развитой инфраструктуры, нацисты свозили людей со всей Европы для уничтожения в специально созданных комбинатах смерти.

За пять лет гитлеровской оккупации погибло 6 миллионов польских граждан. В процентном отношении – это одни из самых тяжёлых потерь среди европейских народов. И только приход Красной Армии спас поляков от полного уничтожения, но за освобождение Польши отдали жизни более 600 тысяч советских солдат.

В современной Польше почти забыли, что советские солдаты сохранили не только её людей, но и культурно-историческое наследие. Предотвратили взрыв Кракова, без применения тяжёлых вооружений освобождали такие города, как Сандомир и Ченстохов. И в 1990 году «благодарные» потомки спасённых под аплодисменты, свист и улюлюканье толпы выбросили останки освободителей из разрытых могил.

Советизация Польши, произошедшая в послевоенное время, также стала следствием довоенной польской политики и, более того, получила понимание и одобрение со стороны союзников СССР, поскольку возвращение в Варшаву «лондонских поляков» означало неизбежную конфронтацию между нашими странами. События последних 30 лет только подтверждают правильность решения, принятого в 1945 году на Ялтинской конференции.

Жалобы поляков на «воткнутый в спину нож» не состоятельны, поскольку СССР вошёл в Западную Украину и Белоруссию уже после поражения Польши, когда её правительство переводило дух от поспешного драпа в Румынию. Тем более, что «Восточные Кресы», или «Польша Б», являлись оккупированными территориями СССР по результатам советско-польской войны 1920 года, и то, что там почти 20 лет творили пилсудчики со своей «санацией» – тема для отдельного и очень неприятного для поляков разговора.

Очевидно, что российско-польские отношения всё дальше заходят в тупик, выхода из которого не видно, поскольку польские чиновники всё сильнее напоминают канализатора Вятровича, посаженного бандеровцами «смотрящим» за «национальной памятью».

Русофобский маразм польских властей докатился до того, что гданьский чиновник-культуртрегер Карол Навроцкий сорвал выступление певца Петра Косевского, исполнявшего песню «Тёмная ночь» из советского военного кинофильма «Два бойца». Упоротый деятель, выгнавший исполнителя из Музея Второй Мировой войны, назвал песню «большевистской пропагандой» и «запрещённой». В ответ трезвомыслящие поляки провели массовую акцию против самодурства властей, исполнив «Тёмную ночь» и выложив видео с комментариями в интернете. И уже это обнадёживает.

По-видимому, выход из польско-русского тупика зависит теперь не от официальных правительственных мероприятий, а от общения людей и наведения мостов поверх искусственно возводимых барьеров.

Источник

«Неисторический путь» Польши. К чему он ведёт? | Политнавигатор обновлено: Май 30, 2019 автором: Елена Фролова
Не пропустите самое важное в "Google Новостях" от THEUK.ONE
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Читать дальше