Общество: Parlamentní listy (Чехия): они делают из России демона. Провокация! Бомба мэра Гржиба глазами публициста Подрацкого. Все плохо

«На протяжении 30 лет большинству Конев не мешал, а ведь бывали времена, когда антикоммунистические настроения были куда сильнее. Сегодня дело не в коммунизме, а в заказной и идеологически манипуляторской кампании против России. Тому есть и другие подтверждения. Например, история вокруг власовцев и переименования площади перед российским посольством в честь Немцова. Дело не в критике Путина, а в попытке настроит людей против русского народа. Особенно вопиюще то, что против других народов такого не делается, ведь это расценили бы как «предвзятую ненависть». А по отношению к русским дозволяется все», — констатирует публицист Властимил Подрацкий. «Российские сайты смехотворны по сравнению с огромной пропагандистской силой мэйнстрима. Поиски врага — типичное проявление грядущего тоталитаризма. У коммунистов были „плохие американцы‟ и „злые империалисты‟, а сегодняшние тоталитаристы стараются сделать из России демона, чтобы на нее можно было свалить что угодно», — добавляет он.

Parlamentní listy: После падения железного занавеса прошло 30 лет, и мы живем в демократической стране. Конечно, при прошлом режиме всех нас возмущала и мучала пропаганда. Но она не исчезла и при новом строе. Вы пишете, что в ней применяются методы Геббельса. «События выбираются так, чтобы что-то оставалось полностью в тени, а другое, напротив, подчеркивалось», — это вы пишете в своей статье «Манипулирование памятью народа». Можете ли вы привести какой-то пример?

Властимил Подрацкий: Примеров много. Наиболее показательный — Бабиш (премьер-министр ЧР — прим. перев.). Его нужно убрать, потому что он был агентом StB (Службы государственной безопасности), и имеет место конфликт интересов. Но в конфликте интересов находился когда-то и Шварценберг, и вообще почти все партии работают под давлением спонсоров, выполняя их задания. И только Бабиш всех возмутил. Однако многие намеренно забывают, что Бабиш создал огромную чешскую компанию, что он проводит внешнюю политику в интересах нашего народа и что ему также удается экономическая политика. Разумеется, ему не удалось избежать некоторых глупостей, вроде Системы электронного учета выручки (EET). Таких примеров много, и мы с ними еще столкнемся.

— При старом режиме пропаганда клеймила «прогнивший Запад», а сегодня, кажется, во всем виновата Россия. Подумывают даже убрать памятник Коневу в Праге 6. Фигуру Конева однозначно положительной не назовешь, но в этом памятнике я вижу символ освобождения нашей страны от немецкого нацизма, которое в основном является заслугой солдат Красной армии. Новоиспеченные разрушители памятников не знают историю, или как еще вы объясните их действия?

— На протяжении 30 лет по крайней мере большинству Конев не мешал, а ведь бывали времена, когда антикоммунистические настроения были куда сильнее. Сегодня дело не в коммунизме, а в заказной и идеологически манипуляторской кампании против России. Тому есть и другие подтверждения. Например, история вокруг власовцев и переименования площади перед российским посольством в честь Немцова. Дело не в критике Путина, а в попытке настроить людей против русского народа. Особенно вопиюще то, что против других народов такого не делается, ведь это расценили бы как «предвзятую ненависть». А по отношению к русским дозволяется все. Коммунизм, которого те люди, которые это делают, как правило, и не видели, является только предлогом. Это новая кампания, которая началась со странного заявления Службы безопасности и информации BIS в позапрошлом году. Сегодня антисоветская борьба выглядит смешно: нет тех, против кого ее вести. Причина в другом.

— Европейский парламент даже принял резолюцию о том, что Советский Союз участвовал в разжигании Второй мировой войны, так как подписал договор о ненападении с Германией. Его называют по именам министров иностранных дел того времени: Молотова — Риббентропа (23.8.1939). Но как-то забывается, что до этого было подписано Мюнхенское соглашение при участии Великобритании, Франции, Италии и Германии, после чего Чехословакия потеряла часть своей территории, а после 15 марта 1939 года вообще перестала существовать… Что вы об этом скажете?

— Польшу до 1939 года связывал с Германией такой же договор, как пакт Молотова — Риббентропа. Они даже поделили часть Чехословакии, что стало своего рода предвестником судьбы Польши. Западные банки и предприниматели помогали Германии вооружаться, а Мюнхенский договор снабдил ее оружием с заводов развитой Чехословакии. Это намного больше помогло Германии развязать войну, чем пакт Молотова — Риббентропа, потому что этот договор нисколько не укрепил ее силы, а только гарантировал, что на нее не нападут с востока. Но этого и так не случилось бы, потому что у СССР для нападения не было достаточно оружия.

Да, СССР поставлял Германии сырье, но его поставляли все государства, включая Швецию, и если бы поставки шли не из России, то их заменили бы, скажем, поставками из Бразилии. В мемуарах генерала Свободы говорится, что польская и чехословацкая армии сдались советским войскам. Солдат даже до конца не разоружили и отправили на Ближний Восток к англичанам воевать против немцев. Без немецкого нападения никакой оккупации не было бы, и советское руководство, вероятно, выжидало, когда польская армия уже не сможет сопротивляться. Таким образом, нельзя утверждать, что они вместе, сговорившись, напали на Польшу и объявили войну. Это только Германия, напав на Польшу, начала войну против Франции и Англии. СССР не начинал войну и не воевал до тех пор, пока на него не напали. Тем самым я не оправдываю преступлений, которые впоследствии советские войска совершили у нас и в Польше, да и вообще преступления советского режима.

— Стоит отметить, что вы сын легионера, которого коммунистический режим приговорил в 1949 году к 23 годам заключения. В 1968 году (а также с 1990 года) вы были членом Клуба ангажированных беспартийных, который перестал существовать после оккупации страны войсками Варшавского договора. Тем не менее сегодня вы не приемлете антироссийской пропагандистской кампании. В упомянутом тексте вы пишете: «Желание выстроить стену между нами и Россией очевидно. Устранение памятников — удар не по Путину, а по российскому народу». Почему это вообще происходит?

— Я вижу, что сегодня происходит, вижу, что сегодня речь идет отнюдь не о борьбе с коммунизмом, которого в России давно нет и которого, пожалуй, больше в европейском неомарксизме. Речь идет о кампании против нашего собственного народа, поскольку она служит тоталитарным целям. Россия сама по себе не опасна (хотя она этого хотела бы), поскольку слаба с военной точки зрения. Российские сайты смехотворны по сравнению с огромной пропагандистской силой мэйнстрима. Поиски врага — типичное проявление грядущего тоталитаризма. У коммунистов были «плохие американцы» и «злые империалисты», а сегодняшние тоталитаристы стараются сделать из России демона, чтобы на нее можно было свалить что угодно. Ведь Путин виноват даже в плохой погоде!

— В позапрошлом году служба BIS шокировала своим докладом, написав, что в стране историю трактуют, как во времена национального возрождения, а значит, по-советски. Не понимаю, как такое там могли выдумать. Что общего между будителями (деятели национального возрождения — прим. перев.) и Советским Союзом? И кому вообще могли помешать будители?

— Означенный доклад BIS подсказывает нам, какие намерения сейчас постепенно претворяются в жизнь. Очевиден страх, который вызывает миф времен национального возрождения о России как о защитнице нашей нации и помощнице в борьбе с германизацией. Дело в том, что снова планируется нечто вроде германизации, возможно, по иной модели. Если в будущем Европейский Союз станет «тюрьмой народов», мы снова вспомним о России и будем ждать от нее помощи, как во времена будителей. Тогда освобождение советской армией от верной смерти в плену у нацистов может снова стать дополнительной мотивацией. Но и Россия заинтересована в том, чтобы к западу от нее не появилось супергосударство, которое может представлять для нее опасность. Поэтому Россия будет поддерживать волю народов, не желающих этого супергосударства. В связи с этим подход будителей нужно как-то дискредитировать, и служба BIS подсказала метод, назвав этот подход советским, то есть неприемлемым, враждебным. С этим также можно связать постоянное напоминание и преувеличение советской оккупации в 1968 году и других советских ошибок и преступлений. Это глупость, потому что между будителями и советами — временная пропасть почти в век. У них были совершенно разные идеалы, но манипуляторам это неважно.

— Есть еще одна тема — Лидице. Село, где немцы всех убили и сожгли десятого июня 1942 года. Символ чудовищности нацизма. Однако, комментируя настоящее, вы пишете по этому поводу: «О немецкой оккупации можно забыть вместе с 350 тысячами убитых нацистами граждан и создать впечатление, что во время войны „ничего не происходило‟ и все у нас было хорошо. Памятник резне в Лидице должен стать своего рода музеем грехов тех чехов, кто выдавал своих еврейских сограждан и убивал друг друга». Неужели? Звучит жутковато…

— Директор мемориального комплекса не раз рассказывала о судьбе женщины из Лидице, выдавшей еще до резни в селе еврейку, которую до того сама укрывала. Это лишь один из поводов для народного самобичевания, которое кто-то сверху координирует. И опять-таки тут прослеживаются методы Геббельса: тяжкие немецкие преступления преуменьшаются, а чешские преувеличиваются. Как будто поставлена задача размыть зло. Та женщина, которая выдала другую женщину еврейской национальности и тем самым обрекла ее на смерть, может показаться аморальной. Они преподносят все так, как будто ее выдали добровольно, как будто все происходило сегодня. Они намеренно искажают ситуацию, не говорят правду о ней. Когда закрутилась история с Гейдрихом, гестаповцы перетрясали дома и искали парашютистов. Они, конечно, нашли бы и эту еврейку. Ту, кто ее скрывала, в лучшем случае ожидал бы концентрационный лагерь. Такое же манипулирование исторической памятью я вижу и в случае памятника в Леты. Там надзирателями работали чешские полицейские. Ставка делается на полную неосведомленность о том времени, и все преподносится так, как будто они были плохими людьми, раз делали эту работу. Создается ложное впечатление, что у этих полицейских был выбор, как у нас сегодня. На самом же деле они находились в полном подчинении оккупационных сил, и если бы не делали, что им прикажут, то оказались бы в таком же лагере.

Чешские ошибки акцентируются и даже придумываются так же, как акцентируются и придумываются советские, а значит, русские ошибки и преступления. Все это звенья одной цепи, и цель — обелить нацизм. Происходит своего рода германизация истории, которая предполагает чешское самобичевание и дискредитацию чешской роли в истории, и это уже давно подтверждают многие труды. Эту тенденцию симптоматично подтверждает утверждение 21 августа днем памяти советской оккупации (что правильно, однако о 15 марта, начале намного худшей и преступной немецкой оккупации, ни слова не говорится). Германизацию истории подтверждает и уничтожение памятников советской армии. Цель одна — стереть из памяти немецкие преступления, а другие — подчеркивать и преувеличивать.

— 30 лет назад в СМИ царила цензура. Люди искали альтернативу, слушая зарубежные радиостанции. Сегодня все не так. Но вы утверждаете, что цензура возвращается. В чем это, по-вашему, проявляется?

— Думаю, не секрет, что мэйнстрим работает селективно. Что рассказывалось о Брексите? Постоянно шли репортажи о том, насколько англичане не хотят Брексита, хотя они высказались в его поддержку на референдуме. Но тут как будто чудом победил Джонсон, получив большинство голосов. То же самое с информированием о событиях в Америке, откуда поступают репортажи почти исключительно об антитрамповских выступлениях, но мои друзья из США говорят, что население Трампа поддерживает.

Что не так с этими СМИ? Можно ли им верить? Не лучше ли поискать правду где-то в другом месте? При коммунизме мы искали альтернативную информацию на «Свободной Европе». Программы мэйнстрима почти исключительно однобокие. На программы зачастую не приглашают некоторые видные фигуры, а другие сидят там безвылазно, и, кроме того, слово часто дают каким-то неизвестным и не очень квалифицированным лицам, которые, однако, проповедуют «правильную» идеологию. Сегодня у нас, к счастью, есть легальные альтернативные СМИ. Конечно, в условиях, когда мэйнстриму верить нельзя, ему и не верят, как не верили газете «Руде право» (даже когда там по случайности писали правду). Так что еще вопрос, где больше фальшивых новостей — в мэйнстриме или на второстепенных сайтах. Как когда-то нам нужно искать правду между строк и сравнивать информацию.

— Раньше людям говорили, что на Западе все плохо и что, например, упомянутые радиостанции занимаются провокацией… Но тем больше люди их слушали. Может, и сейчас происходит нечто подобное? Не являются ли все эти попытки переписать историю контрпродуктивными?

— Знаете, так оно и есть. Врунам не верят. И даже не обязательно врунам, а просто манипуляторам, играющим с правдой. Правда — самое мощное оружие, и его в руки противника вкладывает сам врун. Пророссийским сайтам даже врать не приходится. Достаточно сообщить то, о чем мэйнстрим намеренно умолчал, и такой сайт сразу завоевывает доверие. Это проявляется, прежде всего, когда речь идет о конфликтах, например на Украине. Мэйнстрим должен выполнять поставленную задачу и откровенно лгать, чтобы заслужить свой гонорар, чтобы репортеров не уволили за то, что они сказали что-нибудь не дозволенное пропагандой. Почему, скажем, репортеры «Чешского телевидения» не поехали в Крым, когда там проводился референдум о присоединении к России? Да просто потому, что им пришлось бы рассказать о пророссийских настроениях населения. И это называется расследовательской журналистикой? А вы еще удивляетесь, что люди не верят «Чешскому телевидению» и ищут альтернативные СМИ! Но кампании против оппозиционных сайтов свидетельствуют о движении в сторону тоталитаризма.

— Какая атмосфера, по-вашему, царит в обществе? После революции 1989 года в ходу была фраза (я передаю не совсем точно) «Не соглашусь с твоим мнением, но я всегда буду бороться за то, чтобы ты мог его высказать». По прошествии 30 лет вы пишете, что у нас любого оппонента клеймят…

— Именно. Это вызвано тем, что людей ничто не связывает. Мы живем во времена индивидуализма. Я называю это временем «одиноких индивидов». Такие коллективы, как семья, община, народ, теряют свой смысл, и люди погружаются в некое «осознанное одиночество», превращаются в «вольную птицу». Все права распространяются на индивида, а общества как будто не существует. Обязанности в отношении него исчезают. Этому способствует утрата взаимосвязей с родными коллективами, с родиной. И даже патриотизм — это возвышенное понятие, означающее взаимосвязь, необходимую для того, чтобы общество функционировало.

Рука об руку с этим одиночеством, разумеется, идет утрата нравственных ориентиров, потому что они связаны с обществом. Когда же понятия об обществе нет, теряется и нравственность, ведь стремится уже не к чему. Современные правящие универсалисты утверждают, что народ не существует и что он появился только в XIX веке как конструкт интеллектуалов. Это чушь, но те, кто так говорит, благодаря своему влиянию способствуют отчуждению людей друг от друга. Чем меньше люди связаны родиной и традициями, тем больше они верят идеологиям, которые становятся для них смыслом жизни. Идеологические пузыри стали домом, а травля оппонентов становится войной. Мы видим это на нашей политической арене.

— Насколько велика в этом роль влияния из-за рубежа? Вы пишете, что с народом еще не все так плохо, в отличие от «пражского кабачка» (пренебрежительное название городских интеллектуалов — прим. перев.)… Все потому, что он более восприимчив к новым прогрессивным трендам?

— В обществе сталкиваются два основных течения. Есть люди, кто еще живет реальной жизнью, ощущает какую-то взаимосвязь, кто верен своему народу и государству, кто с уважением относится к тем, кто что-то сделал для общества. Эти люди чувствуют солидарность с членами своего коллектива и готовы защищать свою родину и традиции от чужого вмешательства во всех смыслах (пример — восприятие мигрантов как угрозы). С другой стороны — те самые «одинокие индивиды», живущие идеологией, придумывающие нереальные теории, прежде всего, из области универсализма, то есть мультикультурализма, гендерной теории, гомосексуализма и прав человека без обязанностей. Они плохо понимают большую часть объектов своей веры, живут в иллюзиях и невероятно бесятся, если кто-то хочет от них конкретных объяснений.

Например, Европейский союз как супергосударство воплотить невозможно. Сюда же относятся иллюзии об экологии, которые толком не объяснить. И это касается всего наполнения универсализма. Они не могут объяснить, что такое мультикультурализм, и понятия не имеют, какой будет семья, соответствующая гендерной теории. Все это иллюзии, для реализации которых требуется тоталитарный режим, и нормальных людей приходится заставлять идти на эти эксперименты. Конечно, Европейский Союз и частные компании поддерживают универсализм через некоммерческие и общественные организации. Без денег и поддержки, без инструктажа, без международных контактов ничего не было бы невозможно.

— В конце я спрошу о демократии в связи с Европейским союзом, членом которого мы являемся с первого мая 2004 года. «Подлинной работающей демократией можно считать только ту, к которой большинство граждан испытывает эмоции, а не ту, которая им безразлична или которую они ненавидят. Демократия идет от сердца, как говорил Масарик. Если распались даже такие государства, как Чехословакия и Югославия, пожалуй, нет смысла говорить о том, что европейскую федерацию могут создать те государства, чьи граждане еще не так давно истребляли друг друга миллионами», — это вы написали в прошлом году. С тех пор кое-что уже изменилось: Великобритания покинула ЕС. Она проложила путь для других, или ее случай остается единичным?

— Мое мнение вы уже процитировали. Я считаю, что ЕС как супергосударство нежизнеспособен. Вообще же для нас после Брексита ничего не изменилось. Разве только то, что наше положение ухудшилось, ведь именно Великобритания создавала внутреннюю оппозицию в ЕС. Но эта страна трепетно относится к своей самобытности, и ее уход — своего рода сигнал о том, что самостоятельность государств уже под угрозой, что ЕС вмешивается в их внутренние дела больше, чем допустимо в рамках традиционного суверенитета. Определенно, тенденция к выходу из ЕС может продолжиться, и ее подхватят те, кто больше других заботится о своем суверенитете, если им не помешают экономические факторы. Насколько сложно покинуть ЕС, тоже уже доказано, и, конечно, многих это отпугнет.

 

Parlamentní listy (Чехия): они делают из России демона. Провокация! Бомба мэра Гржиба глазами публициста Подрацкого. Все плохо обновлено: 16 февраля, 2020 автором: Елена Фролова

Мотиноринг ситуации с корона-вирусом в мире на официальном сайте https://koronavirus.center

Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше

Советы по безопасности