Общество: Печат (Сербия): государственный переворот из сталинской шинели

Девятого мая, когда прогрессивный мир празднует День Победы над фашизмом, в Черногории в зале суда в Подгорице зачитывался приговор, вынесенный Верховным судом по делу о «государственном перевороте». Как и ожидалось, все 14 обвиняемых были признаны виновными.

Загрузка...

Суд над Россией и сербами

Уже сама дата оглашения приговора для многих показательна, в том числе для пресс-секретаря партии «Новая сербская демократия» Марко Ковачевича, по словам которого, девятое мая выбрали не случайно. Расчет был на внешнеполитический эффект, как будто в День Европы (его празднуют в Западной Европе) в Черногории выразили мнение о Дне Победы над фашизмом. «Таким образом, в символической форме, девятого мая Европа в Черногории судит Россию», — полагает Ковачевич.

Учитывая, что на скамье подсудимых сидели Андрия Мандич и Милан Кнежевич, лидеры ведущих сербских политических партий, многие видят в этом событии еще и опосредованное вынесение приговора всему сербскому народу в Черногории. Два этих сербских лидера должны будут провести пять лет в заключении, поскольку, как признал суд, они участвовали в попытке свержения черногорской власти в ходе государственного переворота в день парламентских выборов в октябре 2016 года.

Верховный суд в Подгорице постановил, что остальные обвиняемые также виновны и приговорил их в общей сложности почти к 70 годам тюрьмы. Российского гражданина Эдуарда Шишмакова осудили на 15 лет, а Владимира Попова — на 12 лет тюрьмы за пособничество и создание криминальной группировки.

Бывший начальник сербского полицейского подразделения Жандармерии Братислав Дикич был осужден на восемь лет заключения, а остальные обвиняемые получили от года и девяти месяцев до семи лет.

Обвинения и похвала

Дело в Верховном суде слушалось чуть более полутора лет. За ним пристально следило телевидение, и сам процесс сопровождался разного рода противоречиями. Спецпрокурор Маливой Катнич утверждал, что заговорщики планировали убить Мило Джукановича, который на тот момент занимал пост премьера, а сегодня является президентом Черногории.

По заявлениям обвинения, план собирались реализовать в день выборов в октябре 2016 года, которые отошли на второй план из-за полицейских операций по задержанию подозреваемых.

В обвинении говорилось, что граждане Черногории, России и Сербии сговорились, чтобы привести к власти в Черногории пророссийские силы.

В случае Мандича и Кнежевича одним из решающих факторов, повлиявших на решение судьи Мугоша, стала их поездка в Россию. Тот визит они якобы нанесли, чтобы вступить в преступный сговор.

Запад не упустил момента, чтобы еще раз акцентировать историю, в которой обвинения против россиян были доказаны. Вердикт, вынесенный российским и сербским гражданам по делу о «государственном перевороте» в Черногории, необычайно скоро поддержали ведущие центры западной политики и НАТО. Сразу после оглашения приговора высказалось посольство США в Подгорице, заявив, что этот день стал историческим для утверждения верховенства права в Черногории.

В тот же день заявление сделал и глава британской дипломатии Джереми Хант, по словам которого приговор двум российским офицерам спецслужб (якобы сотрудников ГРУ) в связи с провалившейся попыткой «государственного переворота» в Черногории — еще один пример того, «как дестабилизирующая и агрессивная Россия вела себя в последнее десятилетие».

Хант также сделал странное замечание, сказав, что этот приговор, признающий вину двух российских офицеров спецслужб, «вынесен в ходе правового процесса, прозрачность которого беспрецедентна для Черногории».

Наконец, высказался и Госдеп США. Там заявили, что судебный вердикт в Черногории «разоблачил дерзкую попытку России подорвать суверенитет одной из независимых европейских наций». Отдельно было сказано, что США горды видеть Черногорию в рядах своих союзников.

Официальный представитель НАТО Оана Лунгеску отметила, что у каждой нации есть суверенное право выбирать свои меры безопасности и что НАТО — против любых попыток расшатать демократические институты. «Любое внешнее вмешательство с целью подрыва нашей демократии совершенно неприемлемо», — заявила Лунгеску.

Многое о политической и демократической последовательности Запада говорит тот факт, что по поводу организации Соединенными Штатами переворота в Венесуэле никто не высказывал подобных замечаний и критики. Наоборот, этот жест сочли легитимным и даже благоприятным, поскольку он «освободит народ Венесуэлы от диктатора». При этом мнимые попытки свергнуть Мило Джукановича толкуют как терроризм.

О вердикте по делу о «государственном перевороте в Черногории сообщили также все ведущие западные СМИ, такие как Би-би-си (ВВС), Си-эн-эн (CNN), Эн-би-си (NBC), «Ассошиэйтед Пресс», «Файнэншл Таймс». И совсем не случайно, что основной акцент делался на той роли, которую якобы сыграла Россия в попытке путча в Черногории. Особое внимание атлантистских СМИ привлекли «два российских шпиона», которые по решению суда в Подгорице были приговорены к 15 и 12 годам заключения из-за «заговора, целью которого было свергнуть руководство этой балканской страны и тем самым помешать ее вступлению в НАТО».

© AP Photo, Virginia MayoПремьер-министр Черногории Мило Джуканович, госсекретарь США Джон Керри и генеральный секретарь НАТО Йенс СтолтенбергБольшинство аналитиков в Подгорице полагает, что не требуется особой проницательности и политической грамотности, чтобы увидеть связь между заявлениями, которые сделали в Лондоне и Вашингтоне после приговора первой инстанции, и словами специального прокурора Черногории Миливоя Катнича, который несколько раз публично поблагодарил спецслужбы Великобритании и США за оказанную помощь.

В том, что это дело — фарс и сфабрикованный процесс, еще больше убеждает недавнее решение Государственного департамента США отозвать свое заявление, касающееся приговора, который вынесли в Черногории. Об этом написало американское издание «Форин полиси», сославшись на слова бывшего американского чиновника, посвященного в дело. Он рассказал, что Госсекретарь США Майк Помпео отозвал заявление для того, чтобы «смягчить» воинственную риторику в адрес Москвы накануне визита в Россию. «Форин полиси» пишет, что вскоре после публикации заявление Госдепа убрали с сайта ведомства.

Сфабрикованный процесс

Как бы сказали теоретики циклизма, история повторяется по кругу, и этот тезис нашел подтверждение в фарсовых и сфабрикованных процессах, которые с прежнего «ненавистного Востока» перекочевали на «демократический Запад».

Согласно специальной литературе, сфабрикованный процесс или дело, сфабрикованное заявление или судебное представление, фарс — все это неформальные названия, которые в широком смысле обозначают судебное дело, исход которого заранее предопределен. То есть единственная цель такого дела — реализация ранее принятых решений высших органов власти некоего государства. При этом органы правосудия, которые их реализуют, обязаны подчиниться этим решениям в ущерб закону.

Сфабрикованные процессы так же стары, как государство и право, само название вошло в обиход только в 1930-е годы благодаря так называемым московским судам, проходившим в СССР во время большой сталинской чистки. Впоследствии они послужили примером для аналогичных процессов в сталинистских странах Восточной Европы.

Сегодня выражение «сфабрикованный процесс», как правило, связывают с тоталитарными или авторитарными режимами, и в основном речь идет об уголовных делах, в которых обвиняемые отвечают за так называемые политические преступления (измена, терроризм, «угроза конституционному порядку») и другого рода преступления, за которые предусматривается длительное заключение или ссылка.

Основная цель таких процессов — «убрать» человека, которого тот или иной режим считает своим врагом или препятствием для себя. Таким образом, главная цель — с помощью судебного приговора создать правовое основание, точнее ширму «законности» и правовой обоснованности для подобного решения.

Кроме того, сфабрикованные процессы могут устраивать в пропагандистских целях, чтобы убедить собственную или международную общественность в опасности так называемых врагов государства и чтобы оправдать свою репрессивную политику. Кроме того, таким образом запугивают потенциальную оппозицию, наглядно демонстрируя собственную репрессивную силу.

Главный свидетель

За полтора года, которые длился процесс, мнения граждан Черногории поляризовались. Подавляющее большинство восприняло суд как политический фарс. По мнению бывшего президента Черногории Момира Булатовича, власть решила продемонстрировать строгость и тем самым защитить свои позиции, сильно пошатнувшиеся из-за многочисленных скандалов, в которых фигурировал Мило Джуканович.

Эксперты и критики не упустили возможности, чтобы подчеркнуть: обвинения специального государственного прокурора не подкрепляло ни одно весомое материальное доказательство. Более того, обвинения основывались на свидетельских показаниях человека, осужденного за убийство и мелкий грабеж, подтвержденных несвязным рассказом самопровозглашенного воеводы четников, из которого противозаконно сделали агента-провокатора.

Свидетель черногорской Специальной прокуратуры Александр Синджелич отказался почти от всего, что рассказал прежде. Он заявил, что в Подгорице в день парламентских выборов 2016 года планировали не насилие, а «обыкновенный протест в поддержку оппозиции», как передает агентство «Бета» слова Синджелича, сказанные в передаче «Кириллица» на ТВ «Хэппи». «После этой телепередачи я могу уйти в лес рубить дрова, и туда, скорее всего, за мной и придут», — сказал Синджелич.

В ходе процесса Россия представила официальные данные о том, что свидетель, который там якобы составил коварный план государственного переворота, не появлялся на российской территории. Его развернули еще в аэропорту. Специальный прокурор отказался принять официальное письмо посольства России, заявив, что боится найти в нем отраву.

Бегство в посольство

Отдельный этап процесса — бегство одной из обвиняемых, гражданки Сербии Бранки Милич, в посольство Сербии в Подгорице, где она находится по сей день. Бранка Милич не согласилась с решением суда, который отказался принять ее требование и отстранить эксперта Миодрага Шоча. Он, по словам Бранки Милич, унизительно к ней отнесся. Она также потребовала изъять снимки, сделанные Шочем на мобильный телефон, на которых она стоит обнаженной в комнате для адвокатов Верховного суда в Подгорице, и возбудить уголовное дело.

Согласно положениям Венской конвенции, черногорская полиция не может проникнуть в посольство Сербии без разрешения Белграда, которого до сих пор нет.

Пять лет гонений

Процесс и приговор сопровождались непоследовательностью и политическим оппортунизмом, особенно когда речь шла об Андрии Мандиче и Милане Кнежевиче.

Ключевым вопросом было, потребует ли суд немедленно арестовать двух политических лидеров, или им позволят во время суда во второй инстанции оставаться на свободе. Символичным оказалось количество лет заключения (пять), как и решение суда о задержании обвиняемых. Здесь тоже пошли на сомнительный компромисс. Их осудили на пять лет тюрьмы, однако не потребовали немедленного лишения свободы. Так всем дали передышку. На этот раз новых «гонений» удалось избежать, как выразился Момир Булатович, основываясь на словах Мандича и Кнежевича о том, что свою свободу и достоинство они будут отстаивать, даже если придется «идти по головам».

Разумеется, ввели ограничения на их перемещения и пользование паспортами. Это они могут, а это нет (к примеру, они не смогли ответить на приглашение президента Сербии Александра Вучича и присутствовать в Нише на мероприятиях в честь 20-летней годовщины бомбардировок НАТО, так как их остановили на пограничном посту Рожае). И тем не менее десятого мая Мандич все-таки приехал в Ниш на военный парад в честь Дня Победы. Там он побеседовал с президентом Вучичем и членом Президиума Боснии и Герцеговины Милорадом Додиком о процессе по делу о попытке терроризма в Черногории.

И тут возникает еще одна историческая и юридическая параллель. Как-то Валтазар Богишич, знаменитый сербский историк права, министр юстиции Черногории, профессор, юрист, перевел известное правило римского политика Марка Порция Катона «Quod ab initio vitiosum est non potest tractu temporis convalescere» («Что порочно с самого начала, то не может быть исправлено течением времени») словами более понятными простому народу: «Родившегося с горбом, время не излечит». Богишич тогда и не догадывался, что его замечание, оригинально связанное с имущественным правом, со временем обретет и политический смысл в виде данного судебного фарса, демонстрирующего тоталитарную силу.

 

Печат (Сербия): государственный переворот из сталинской шинели обновлено: Май 20, 2019 автором: Елена Фролова
Не пропустите самое важное в "Google Новостях" от THEUK.ONE
Загрузка...
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Читать дальше