Общество: Принц Гарри, Герцогиня Сассекская Меган и Карл Маркс

Тон рассуждениям о судьбе британской монархии авторы задают цитатами из Маркса, который предсказывал, что капитализм уничтожит все пережитки феодализма. Журнал цитирует «Манифест коммунистической партии», где Маркс писал: «Буржуазия повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения. Безжалостно разорвала она пестрые феодальные путы, привязывавшие человека к его „естественным повелителям", и не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного „чистогана". В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Капитализм подчинит каждое национальное учреждение революционной логике мирового рынка».

До сих пор британская монархия, одна из последних остатков феодальной системы страны, блистательно демонстрировала опровержение марксизма. Корона пережила как расцвет викторианского капитализма, так и возрождение рыночной ортодоксальности после 1979 года. Великий английский экономист и политический философ XIX века Уолтер Бэджет (Walter Bagehot) в своей книге «Английская конституция» (The English Constitution) объяснил, почему это случилось: отнюдь не подрывая капитализм, монархия в своей британской форме усиливала его, выступая в качестве скрепы общества, разделенного на антагонистические классы, и отвлекая массы от институтов реальной власти. Монархия, пишут авторы статьи, привнесла театрализованное зрелище, романтику, таинственность и драму в жизнь британского народа, смягчая тем самым унылую роль винтика в колесах капитализма.

Только сейчас Герцог и Герцогиня Сассекские, кажется, доказывают, что Маркс был прав. Со времен, когда Уолтер Бэджет писал свою книгу, сегодня, уверен «Экономист», эта пара представляет собой самую глубокую опасность в системе регулирования отношений монархии с современностью. До этого, надо признать, угрозы исходили лишь от отдельных личностей — Эдвард VIII, принцесса Диана и, совсем недавно, принц Эндрю. А нынешняя угроза — это целая экономическая система. Уйдя с поста «старших членов королевской семьи» и объявив, что они «ценят свободу получения профессионального дохода», Герцог и Герцогиня рискуют впустить дух капитализма в самое ядро монархии.

Виндзоры не впервые экспериментируют с капитализмом. Принцесса Диана, напоминают авторы статьи, называла королевскую семью «фирмой» из-за бизнес-подхода к монархии. Принц Чарльз продает органические продукты более чем на 200 миллионов фунтов стерлингов (260 миллионов долларов) в год под своим герцогским брендом Duchy. Но до сих пор фирма рассматривала капитализм как слугу феодализма. Принц Чарльз отдает прибыль от своего герцогского бренда на благотворительность и не упускает возможности проповедовать превосходные ценности «старого мира» нынешней корыстной эпохе, осуждая интенсивные методы ведения сельского хозяйства и современную архитектуру, и в то же время отговаривая деловых людей ставить прибыль выше принципа.

Герцог и Герцогиня Сассекские делают нечто новое. Они охватывают капитализм в его самой грубой, самой современной форме: глобальной, а не национальной, виртуальной, а не надежной, движимой своей неизбежной логикой, постоянно производящей новые причуды и моды.

Этот тип капитализма является противоположностью феодализма. В феодальном обществе вы связаны со своими последователями взаимными обязательствами. В капитализме XXI века вы набираете последователей, чтобы монетизировать их. В феодальном обществе вы связаны земельными участками: Гарри — герцог Сассексский, а его старший брат — герцог Кембриджский. В капиталистическом обществе XXI века вы движетесь по всему миру в поисках новейших маркетинговых возможностей. Вполне логично, что главный агент нынешней катастрофы, Меган Маркл, является продуктом развлекательного бизнеса, который сделал больше, чем любая другая индустрия, дабы воплотить предсказание Маркса о том, что «все, что свято», будет «осквернено» и «все, что надежно», «растворится в воздухе».

Герцог и Герцогиня Сассекские полны решимости превратить себя в мировой бренд. Их первым шагом после объявления об уходе от своих многочисленных королевских обязанностей, стало представление названия их бренда, «Сассекс роял» (Sussex Royal), которое звучит немного по-сельски, но скоро начнет блестеть от голливудской звездной пыли. Они начали работу над своим новым веб-сайтом в сентябре, согласно журналам кодирования, и в декабре выпустили торговую марку с логотипом «Сассекс роял», для использования на сотнях предметов, — от носков до консультационных услуг. Они наняли брендинговое агентство «Артикл» (Article), в число клиентов которого входят детский канал «Никелодеон» (Nickelodeon), модный дом «Диан фон Фурстенберг» (Diane von Furstenberg" и хоккейная команда «Торонто мэпл лифз» (Toronto Maple Leafs). Они изучают возможности установления отношений с развлекательной компанией «Дисней» (Disney), которая знает кое-что о монетизации принцев и принцесс.

Эксперты по брендингу считают, что у Гарри и Меган уже есть «готовый бренд», который может принести им до 500 миллионов фунтов уже в первый год. Веб-сайт «ИнфлюэнсерМаркетингХаб» (InfluencerMarketingHub) отмечает, что с 10 миллионами подписчиков в «Инстаграме» они могут рассчитывать на 34 000 долларов за спонсорскую публикацию. SEMrush, базирующаяся в Бостоне маркетинговая аналитическая компания, утверждает, что «количество запросов в поисковой системе» г-жи Маркл почти в три раза больше, чем у Бейонсе.

Гарри и Меган уже переписывают королевские правила так, чтобы они могли вести себя как знаменитости, а не как государственные служащие. Они планируют отказаться от системы королевских репортажей, согласно которой члены королевской семьи должны мириться с журналистами, выбранными газетами, которые затем делятся своими материалами с остальной прессой. Гарри и Меган намерены отказаться от этого в пользу выбора своих любимых медиа-подхалимов, — но, похоже, хотят продолжать получать деньги от принца Чарльза, а старшее поколение имеет определенное влияние. Переговоры уже ведутся. Дворец провел «кризисный саммит» 13 января, чтобы попытаться выработать мирный договор между Короной и Сассексами. Г-жа Маркл, которая находится в Канаде, не присутствовала на переговорах, оставив Гарри единственным защитником их стороны против его бабушки, отца и брата.

Эксперты по брендингу шепчутся, что Гарри и Меган заинтересованы в сохранении целостности своего бренда. Но логика капитализма XXI века, замечает «Экономист», — против мирного урегулирования. Чтобы не отстать от глобального уровня сверхбогатства, им нужно гораздо больше, чем наследство принца Гарри, которое оценивается в 20-30 миллионов фунтов. Журнал с иронией замечает: для страхования их бренда на пике и обеспечения каналов дистрибуции через контенты потребует от них все большего и большего извлечения выгоды от монархии, — возможно, включая откровения о расизме и сексизме в королевской семье. Уолтер Бэджет писал, что дневной свет, который не следует впускать в магию монархии и есть ничто иное, как блики капитализма XXI века.

Принц Гарри, Герцогиня Сассекская Меган и Карл Маркс обновлено: 31 января, 2020 автором: Елена Фролова
Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше