Общество: Профессор Ерёмина: «Брекзит» может привести к распаду Великобритании

— Как бы вы оценили нынешнюю ситуацию с процессом выхода Великобритании из Евросоюза?

— Сейчас уже очевидно, что переговоры по «брекзиту», ведущиеся между Соединённым Королевством и ЕС, зашли в глухой тупик. Конечно, сам по себе «брекзит» от этого не отменится, ведь нынешний глава британского правительства Борис Джонсон по-прежнему намерен вырвать свое государство из объятий Евросоюза. Нынешняя ситуация — это как перетягивание каната между Лондоном и Брюсселем. Проиграет тот, кто быстрее устанет. Нынче Джонсон заявляет, что Великобритания в любом случае выйдет из ЕС 31 октября — если потребуется, то и без соглашения. Реальность этого сценария подтверждается фактом выделения Лондоном огромной суммы в € 2,6 млрд (€ 2,8 млрд) — именно на подготовку страны к «брекзиту». Брюссель тоже держится своей позиции, отказываясь даже обсуждать отдельные вопросы — кроме как на своих собственных условиях. И всё же, при кажущейся невозможности достичь компромисса, игра сторон продолжается.

— И что же, придут стороны к этому самому компромиссу?

— Думаю, что нет, не придут. И тут нужно осознать, что именно будет означать отсутствие компромисса — как для Лондона, так и для Брюсселя. Самой главной проблемой и камнем преткновения, блокирующим переговорный процесс, является граница между Республикой Ирландией и британскими владениями. Пока что она абсолютно «прозрачна» и местные жители не хотели бы увидеть там ограды, КПП и пограничников. Однако заинтересованные стороны никак не могут договориться о том, в каком режиме эта граница будет функционировать в дальнейшем. Конечно, решить данный вопрос можно было бы, политически воссоединив Северную Ирландию с остальной частью острова. Но однозначно Великобритания никогда не согласится с потерей этой территории.

— Почему же? Таким образом Лондон бы просто избавился от долгосрочного «нарыва», создающего проблемы на протяжении уже целого века. ИРА, и всё такое прочее…

— Лондон боится показать негативный для себя пример другим пока ещё британским территориям, тоже тяготеющим к сепаратизму. Ведь в какой-то момент может «посыпаться» всё государство. Например, Шотландия в 2014-м уже проводила референдум о независимости. Тогда он оказался неудачен, но за истекшие годы количество сторонников самостоятельности там явно увеличилось — учитывая, что как раз Шотландия предпочла бы остаться в Евросоюзе. Таким образом, «брекзит» в очередной раз ставит перед британцами проблему взаимоотношений «центр-регионы». И в текущих условиях это для Лондона очень серьезный ребус.

— А с какими ещё трудностями столкнутся англичане в случае «травматического» выхода из ЕС?

— Среди прочих сложных для британской стороны вопросов следует назвать не столько финансы и экономику, сколько задачу широкомасштабной и кропотливой законодательной работы по согласованию торгового взаимодействия с различными странами Евросоюза — и с ЕС в целом. Ещё один важный вопрос: как найти согласие между политическими партиями Соединенного Королевства — что важно как раз для законодательной деятельности. И здесь нельзя не учитывать, что в парламенте консерваторы имеют преимущество всего в один лишь только голос. На мой взгляд, британцы будут стремиться решить комплекс вопросов вокруг «брекзита» активизацией взаимодействия с субъектами за пределами Евросоюза (тем более, что с самим ЕС страна имеет торговый дефицит) и реализацией идеи «глобальной Британии».

— А в чём будут заключаться, в данном случае, проблемы Евросоюза? Они ведь и у него появятся?

— Действительно, если «брекзит» произойдёт без предварительного заключения «сделки», он станет трудным испытанием не только для Королевства, но и для ЕС. Во-первых, внутри Евросоюза существует устоявшаяся система обмена разнообразными данными. Выход Британии заставит всех участников ЕС, а не только Брюссель или Лондон, решать проблему цифрового взаимодействия — прежде всего, в области торговых взаимоотношений. Во-вторых, исход многочисленных британских кампаний, работающих в странах ЕС, обернётся потерей инвестиций. В-третьих, Лондон всё равно останется привлекательным деловым центром, осуществляющим многочисленные финансовые услуги. Так что, в сфере финансов понесут потери обе стороны — хотя эксперты традиционно признают последствия для Лондона, как более существенные. В-четвертых, обе стороны все равно должны будут сесть за стол переговоров и выработать новое таможенное соглашение. В-пятых, компании и граждане с обеих сторон могут столкнуться с проблемами в области всех видов транспортных перевозок. При этом поезд Eurostar или работа дальнобойщиков важны и для ЕС, и для Соединенного Королевства. В-шестых, выход Британии из системы квотирования на вылов рыбы наносит ущерб рыболовам стран ЕС, а не Британии. Так, Financial Times сообщает, что суда других стран-членов ЕС вылавливают гораздо больше рыбы в водах Великобритании, чем британские рыбаки — на сумму € 585 млн ($ 648,8 млн). Например, бельгийский рыболовный флот зависит от Великобритании на 50%.

— Возвращаясь к теме шотландского сепаратизма… На ваш взгляд, Шотландия всё же «разведётся» с Великобританией?

— Надо учитывать, что сторонники независимости Шотландии намерены двигаться к своей цели постепенно — без излишнего радикализма и потрясений. Идею суверенитета отстаивает Шотландская национальная партия, являющаяся в регионе несомненным политическим лидером. Представители партии делают ставку на долгосрочную и планомерную работу с населением, которое они стараются убедить в необходимости независимости региона. А референдумы становятся определенным индикатором готовности шотландцев принять сложное решение. Сразу после референдума о выходе Британии из ЕС глава Шотландской национальной партии Никола Стёрджен выступила с громким заявлением. Она призвала организовать новый референдум о независимости Шотландии. Однако эту идею реализовать сразу же не получилось — из-за противодействия центрального правительства в Лондоне. Вместе с тем, партия ежегодно поднимала данную тему, обсуждая различные варианты проведения референдума.

— И как с этим обстоят дела сейчас?

— В октябре 2018 г. в Глазго прошёл очередной съезд Шотландской национальной партии. На нём было принято решение о новом референдуме о независимости Шотландии. Данное решение основано на восприятии «брекзита», как долгосрочного бедствия, которое привело к череде политических кризисов. Вероятно, уже тогда стало ясно, что «брекзит» затягивается, и его конечные результаты совсем не понятны. Парламент (Холируд) Шотландии поддержал позицию Стёрджен. Да и сами шотландцы всё в большей степени склоняются к тому, что регион должен определить дату референдума самостоятельно, не оглядываясь на Лондон. Это можно рассматривать как очевидное проявление сепаратизма. Согласно данным опросов, большинство (59%) шотландцев придерживаются мнения, что решающую роль в проведении очередного референдума должен играть именно Холируд. Хочу напомнить, что на выборах этого года Шотландская национальная партия получила целых три места в Европарламенте. Данный результат снова продемонстрировал еврооптимизм шотландцев и отрицание ими «брекзита». А отсутствие сделки Великобритании с ЕС лишний раз убеждает шотландцев в необходимости референдума о независимости. 29 мая Стёрджен заявила о готовности провести новое всенародное голосование по этому поводу. По её словам, референдум состоится до 2021 г. и даст Шотландии «возможность выбрать судьбу независимой европейской нации, а не будущее „брекзита“». В опубликованном законопроекте нет точной даты, но лидеры шотландских националистов готовы к переговорам с центральным правительством по данному вопросу. Они всерьёз полагают, что Лондон в сложившейся ситуации должен пойти навстречу стремлениям региона.

— Есть ли альтернативы этому референдуму?

— Пока что особо не просматриваются. Шотландская национальная партия заявляет, что отказ Вестминстера пойти на компромисс по данному вопросу вызовет возмущение населения и приведёт к окончательной потере лояльности региона по отношению к правящей в Великобритании в настоящее время Консервативной партии. Шотландцы крайне недовольны тем фактом, что центральное правительство, как они считают, всегда испытывало презрение к их желаниям и настроениям. В действительности, надо полагать, шотландцы не откажутся от идеи провести голосование о независимости ни при каких обстоятельствах. Они сделают это даже в том маловероятном случае, если Соединённое Королевство гипотетически останется в ЕС. Холируд должен рассмотреть и принять законопроект о референдуме, превратив его в полноценный закон, до конца года. При этом региональные отделения ни Консервативной, ни Лейбористской партии пока не могут предложить данному проекту никаких внятных альтернатив. Надо отдать должное шотландским сепаратистам. Они даже начали выпускать практическое руководство к действию: как шотландцам жить в условиях независимости. Они же принялись разрабатывать стратегию независимой экономики. Сторонники независимости доказывают, что прочие партии попросту «сбились с пути» и не способны осуществлять последовательную политику на пользу всех шотландцев.

— То есть, распад единого государства неизбежен?

— Повторяю, население Шотландии всё в большей степени начинает стремиться к самостоятельности. Так, с июня прошлого года поддержка идеи независимости выросла до 49%. При этом, 51% населения, если верить данным опросов, пока все ещё выступает за сохранение единства государства. Но, при сохранении тенденции, имевшей место все последние годы — а с чего бы ей измениться? — скоро сторонники единства останутся в меньшинстве. Шотландская национальная партия — основной политический лидер в регионе. Она осуществляет последовательную политику, направленную на независимость. Основным инструментом в этом процессе партия полагает постоянный диалог с избирателем. В результате за неё голосуют не только те шотландцы, кто поддерживают идею о самостоятельности, но и те, кто её не разделяет. В условиях «брекзита» шотландский сепаратизм обретает всё новые основания. Он порождает конфликт интересов, который в принципе не может быть разрешён в формате, продвигаемом центральной властью в Лондоне и заключающемся в концепции «выждать, авось само собой рассосётся». Поэтому, по всей видимости, националисты приобретут дополнительные аргументы в пользу независимости. Однако нельзя ожидать, что центральное правительство согласится с референдумом. Соответственно, предсказуемый итог: затяжной политический конфликт центра с регионами. А вот как именно, какими методами он будет решаться, точно предсказать не возьмется ни один из специалистов. Тут возможен самый широкий спектр альтернативных вариантов. Однако идея будущей независимой Шотландии уже обрела более-менее чёткие очертания.

Вячеслав Самойлов

Профессор Ерёмина: «Брекзит» может привести к распаду Великобритании обновлено: 28 августа, 2019 автором: Елена Фролова

Мотиноринг ситуации с коронавирусом в мире на официальном сайте https://koronavirus.center

Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Сегодня в выпуске
24.05.20
Berliner Zeitung (Германия): к России нужно всегда обращаться на «Вы»
24.05.20
The Telegraph (Великобритания): тяжелые последствия covid-19, которые могут сохраняться на протяжении многих месяцев
24.05.20
Выход из "Открытого неба": США могут попытаться получить данные у НАТО
24.05.20
Пол Маккартни несколько раз выходил на бис на своем первом концерте в России
24.05.20
Свыше 40 болельщиков матча Лиги чемпионов в Англии умерли от COVID-19 - Cursorinfo: главные новости Израиля
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше