Общество: The Economist (Великобритания): религиозное рвение в российских вооруженных силах на подъеме

Третьего мая в Вестминстерском аббатстве, являющемся одним из самых величественных храмов Англии, прошла необычная церемония. В ознаменование 50-й годовщины создания британского ядерного арсенала морского базирования настоятель Вестминстера произнес слова благодарности в адрес всех тех, кто служил в силах ядерного сдерживания страны. Среди присутствующих в переполненном зале был Герцог Кембриджский и прочие столпы британского истэблишмента.

Но их громко освистали протестующие, которые собрались снаружи. Участники кампании за ядерное разоружение осудили эту церковную службу, назвав ее «отвратительной с точки зрения морали», и устроили «лежачую» акцию. Около 200 священников и два епископа также заявили, что благодарить за такое смертоносное оружие неправильно.

Распространение христианской веры в вооруженных силах США и ее ассоциативная связь с военной мощью тоже воспринимается неоднозначно, и многие выступают против данного процесса, видя в нем несоответствие конституции. Но есть одна страна с христианской историей, где после 70-летней коммунистической интермедии церковь вновь пользуется огромным, неоспоримым и постоянно усиливающимся влиянием в вооруженных силах. Эта страна — Россия.

Выстроив тесные взаимоотношения со всеми составляющими военного истэблишмента, и особенно с триадой сил, которые находятся в постоянной готовности нанести ядерный удар с суши, моря и воздуха, Русская православная церковь сегодня закрепляется на господствующих высотах в вооруженных силах страны.

Произошел странный исторический разворот, и теперь священники в форме все чаще выполняют функции офицерской касты советской эпохи, которую называли замполитами. Их задача состояла в поддержании на должном уровне политико-морального состояния, в пресечении малейших признаков инакомыслия и в раздувании пламени марксистского рвения.

© РИА Новости, Виталий Аньков | Перейти в фотобанкОсвящение походного храма на полигоне Сергеевского учебного центра в Приморском крае

О роли церкви в армии можно получить отрывочные сведения из выпусков новостей. Так, в феврале прозвучало сообщение о том, что священники ВДВ будут учиться вождению боевых машин. Но полный и детальный рассказ на эту тему предложил израильский ученый Дмитрий (Дима) Адамский. В своей новой книге «Российское ядерное православие» (Russian Nuclear Orthodoxy) он показывает, как за 30 лет после краха атеистического коммунизма развивались отношения между церковью и армией.

Адамский повествует о десятилетии «генезиса», или зарождения этих отношений, когда различные виды вооруженных сил, в том числе ВМФ и ВВС, восстанавливали свои силы, пользуясь моральной поддержкой церкви. Затем он переходит к этапу «реализации», когда отношения между церковью и военными еще больше укрепились.

Эти отношения принимают различные и очень яркие формы. Среди них строительство больших и маленьких молельных мест на военных объектах самого разного предназначения, в том числе, на атомных подводных лодках; освящение ракет в шахтах и вылетающих на боевые задания истребителей; маневры в воздухе, соответствующие крестному ходу (это такой православный ритуал, во время которого верующие освящают территорию, обходя ее с крестами и хоругвями).

Когда командование произносит перед военнослужащими мотивирующие зажигательные речи, большое внимание в них уделяется прочным связям между религией и армией, начиная со святых воинов из древних времен и тех икон, с которыми они шли на битву.

Как отмечает Адамский, самые ранние и самые невероятные отношения церковь устанавливала с военными и гражданскими учеными, которые привлекались к работам на разных этапах ядерного цикла, от изготовления ядерного топлива до проектирования нового оружия. В начале 1990-х работавшие в этом секторе россияне были крайне деморализованы, им нерегулярно и плохо платили, и у них не было уверенности в том, что у ядерного арсенала страны есть хоть какое-то будущее.

И здесь церковь пришла на помощь. Возьмем в качестве примера город Саров. Любой набожный россиянин знает, что там жил преподобный Серафим, монах-аскет, ставший одним из наиболее почитаемых праведников в царскую эпоху. Во времена коммунизма это место превратили в сверхсекретный ядерный исследовательский центр под названием Арзамас-16. Когда распался Советский Союз, городу вернули старое и звучное религиозное название, но ядерные работы там продолжались. Теперь это популярное место проведения конференций, которые совместно организует церковь и ученые-ядерщики. На них говорят о необходимости сохранять и поддерживать российский ядерный потенциал даже в самые трудные времена, что приятно всем присутствующим.

Патриарх Кирилл, возглавляющий Русскую православную церковь с 2009 года, говорит, что церковь может поставить себе в заслугу сохранение ядерного потенциала страны в тот период, когда финансирование и уверенность были на нуле. Как исторический факт следует отметить то обстоятельство, что православные церкви, в том числе русская, в целом стремились к компромиссу со светскими властями. Но партнерство церкви и ученых-ядерщиков все равно весьма необычно. Наверное, это объясняется тем, что и первым, и вторым было трудно приспособиться к новой эпохе, и они нуждались в друзьях.

По словам Адамского, который преподает в Междисциплинарном центре города Герцлия, последнее крупное событие может показаться загадочным и малопонятным. Но это важное дополнение к организационно-штатной структуре российского оборонного ведомства. В августе прошлого года был создан новый орган под название «Главное политическое управление Генерального штаба» (так в тексте, правильное название — Главное военно-политическое управление — прим. перев.). Его возглавил генерал в ранге заместителя министра обороны. Все, кто знаком с советской терминологией, сразу вспомнили управление, укреплявшее коммунистический энтузиазм в Красной Армии.

У новой структуры будет и идеологическая роль. Управление получило указание «создавать структуры на всех уровнях вооруженных сил, вплоть до отдельных воинских подразделений». Одной из главных задач этих структур будет привитие военнослужащим православных традиций. В этих целях они будут готовить военных священников и заниматься сбором средств на строительство огромного храма вооруженных сил, который к следующему году будет возведен в Подмосковье в парке «Патриот». Храм будет вмещать шесть тысяч человек, а в его цветовой схеме будут контуры ракет и бронемашин. Среди убранства будут батальные сцены из Библии. В других местах парка поставят памятники святым покровителям каждого вида вооруженных сил.

Первый начальник нового управления генерал Андрей Картополов считает, что «современного российского военнослужащего невозможно сформировать без высокой духовности».

Короче говоря, при нынешних порядках очень трудно придерживаться веры меньшинства, скажем, Свидетелей Иеговы (запрещенная в России организация — прим. ред.), которые отвергают службу в армии и в этом году подвергаются массовым преследованиям.

В духовном инструментарии русского православия, как у любой многовековой религиозной традиции, несколько подходов к вопросам войны и мира. Церковь почитает миролюбивых братьев и князей Бориса и Глеба, которые кротко приняли мученическую смерть, а также святителя Филиппа, замученного в 1569 году за обличение зверств Ивана Грозного. Но сейчас руководители церкви и Кремль стараются делать так, чтобы преобладал боевой дух, а не миролюбие и кротость.

Источник

The Economist (Великобритания): религиозное рвение в российских вооруженных силах на подъеме обновлено: Май 30, 2019 автором: Елена Фролова
Не пропустите самое важное в "Google Новостях" от THEUK.ONE
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Читать дальше