Общество: The Guardian (Великобритания): «Смотрите порно, но не забывайте, что это неправда»

В школах и на «Ютубе» секс-педагоги рушат табу и протягивают молодым людям руку помощи, пишет лондонская журналистка. Пытаться запретить молодежи смотреть порно — все равно, что ставить гипс на огнестрельную рану. И то же самое можно сказать о половом воспитании, проповедующем воздержание.

Хотя Олони (Oloni) ведет блог о сексе с 86 тысячами подписчиков, у самой у нее секса нет. «Мне приходится быть осторожной, с кем спать», — смеется 29-летняя девушка-инфлюэнсер. «Мне нужен кто-нибудь неизвестный. Когда у меня был секс последний раз, получилось из рук вон плохо. Так что пока я воздерживаюсь». Давление звездного статуса на личную жизнь Олони — в реале имя Дами Олонисакин (Dami Olonisakin), — кажется, ничуть не беспокоит. «Прямо сейчас мне вообще не хочется заниматься сексом — ни с кем. — Она широко улыбается. — Никто не достоин, чтоб я с ним спала!»

Мы сидим в увитой комнатными растениями илфордской студии звукозаписи, где Олонисакин, 31-летняя Шакира Скотт (Shakira Scott), и 23-летняя Шани Джамила (Shani Jamilah) записывают «Голую правду» — свой откровенный подкаст о сексе и отношениях. Перед записью они лопают сласти и делятся последними новостями, — например, Олонисакин не в лучшей форме, потому что перебрала на вчерашней вечеринке. «Чур про Ти-Ай буду говорить я», — требует Олонисакин. (На этой неделе американский рэпер T.I. произвел фурор, заявив, что водит 18-летнюю дочку к гинекологу убедиться, что та еще девственница). Скотт возражает — у нее на T.I. свои взгляды.

Передача получается с огоньком. Девушки обсуждают недавний сексуальный опыт Скотт. «Я была в режиме шлюхи и занялась его яйцами вплотную», — выпаливает Скотт. Распутство тут ни при чем, у их беседы есть серьезная цель. Когда речь заходит о рэпере Ти-Ай, женщины горячо обсуждают, что само понятие девственности — форма женоненавистничества. «Если вам скажут, что ваша ценность каким-то боком зависит от девственности, знайте — это вранье», — говорит Олонисакин. Скотт с присущей ей прямотой соглашается: «Да, на хрен девственность!»

Посыл «Голой правды» такой: уважайте себя, не делайте глупостей и старайтесь получать удовольствие не меньшее, чем партнер. Это выигрышная формула, и ее хорошо принимает публика, — главным образом, цветные женщины. (В прошлом году живую запись передачи в Лондоне посетили 400 человек). Благодаря ей молодые женщины оказались в авангарде ширящегося британского движения секс-позитивных.

Для непосвященных: секс-позитивность значит открытое отношение к сексуальности во всех ее формах и акцент на сексуальном удовольствии. Сторонники движения считают, что сексу надо радоваться и всячески его поощрять, а не стыдиться, и дают советы о безопасных постельных экспериментах — нередко весьма конкретные. Секс-позитивные люди в равной степени одобряют четырехсторонние полиаморные отношения, случайный секс с элементами БДСМ и заурядные моногамные отношения. Доколе дело происходит между взрослыми людьми по обоюдному согласию, допустимы любые проявления человеческой сексуальности.

Сторонники секс-позитивности собираются главным образом в интернете: хроники своих похождений они ведут в блогах вроде Kayleigh Daniels Dated, он написан от лица вымышленной женщины, которая «владеет своей сексуальностью», и в проекте «Случайный секс» (The Casual Sex Project), где своим опытом делятся реальные люди. У движения уже появились собственые авторитеты: не только Олонисакин, но и популяризатор феминистской порнографии Эрика Ласт (Erika Lust), владелица детройтского секс-шопа и самопровозглашенная герцогиня фон Фаллоимитатор Зои Лигон (Zoe Ligon), а также обозревательница журнала «Вог» (Vogue) и автор секс-блога «Шлюха навсегда» Карли Шортино (Karley Sciortino). Вместе у этих молодых женщин огромная аудитория: у Лигон 277 тысяч подписчиков в «Инстаграме», а видео Шортино для журнала «Вайс» (Vice) собрало более 50 миллионов просмотров в «Ютубе».

Неудивительно, что в отсутствие качественного полового воспитания в британских школах (обязательной частью учебной программы оно станет лишь с сентября этого года) молодые люди ищут ответы в интернете. В конце концов, это поколение привыкло смотреть порно на экране смартфона еще в школьном автобусе, а едва став подростками принимаются строчить эротические эсэмэски. Во главе секс-позитивного движения стоят преимущественно женщины (хотя встречаются известные ЛГБТК-мужчины вроде Рияда Халафа (Riyadh Khalaf) и Кэлума МакСвиггана (Calum McSwiggan)). В чем-то пересекаясь с современным феминизмом, секс-позитивисты ставят во главу угла согласие, учат людей здоровым отношениям безо всякого принуждения и критикуют осуждение за бесстыдство и сексистские двойные стандарты.

Однако, как и в случае с любым новым молодежным движением, ощущается сильная реакция. Секс-позитивные инфлюэнсеры оказались на передовом крае жестокой культурной войны по всему миру с религиозными и консервативными группами, которые проповедуют воздержание и пристрастны по отношению к ЛГБТК+. Их отношение имеет мало общего с «секспросветом» от «Нетфликс» и больше напоминает бестолкового учителя физкультуры из фильма Тины Фей (Tina Fey) 2004 года «Дрянные девчонки». «Не занимайтесь сексом, а то забеременеете и умрете, — увещевает физрук Карр. — Ни в миссионерской позиции, ни стоя, вообще никак не занимайтесь!»

В 2017 году правохристианские американские блогеры жгли журналы «Тин Вог» (Teen Vogue) после публикации руководства по анальному сексу от сексолога Джиджи Энгл (Gigi Engle). «Это было безумие. Люди так ополчились из-за простого учебного материала», — вспоминает она. Нередко группы, отстаивающие так называемые семейные ценности, превращаются в молот, которым пытаются расколоть орех секс-позитивизма. Самая известная из них — «Миллион мам». В 2019 году они призывали к бойкоту канала «Холлмарк» (Hallmark) из-за рекламы, где фигурирует однополая пара. Еще такие группы рьяно борются против сексуального воспитания в школах на уровне штатов.

И это не сугубо американский феномен. В мае 2019 года родители одной из начальных школ Бирмингема — большинство из них мусульмане — с яростью набросились на директора, когда тот ввел половое воспитание, учитывающее ЛГБТ. С той поры программу поменяли, но напряженность между учителями и родителями сохраняется.

Еще секс-позитивных инфлюэнсеров притесняют власти и интернет-платформы. В 2017 году на принятый в Великобритании закон о цифровой экономике обрушились деятели независимого порно, — им он показался драконовским, потому что предусматривает проверку возраста. Но и на платформы вроде «Фейсбук», «Ютуб» и «Инстаграм», пусть их чаще обвиняют в потворствовании экстремальному контенту, сыплются обвинения в цензуре и демонетизации секс-позитивных каналов. Каналы секс-педагогов на «Инстаграме» не раз замораживали или вовсе удаляли за нарушение спорного закона СЕСТА-ФОСТА (Закон о борьбе с секс-торговлей / Закон о борьбе с секс-торговлей в сети).

Но напрашиваются и вполне закономерные вопросы секс-позитивному движению. Вправе ли его представители давать советы общественному здравоохранению, не имея на то формальных квалификаций? Нет ли опасности, что они подтолкнут любознательных молодых людей к сексуальным экспериментам, когда те еще не готовы? Другими словами, можно ли быть чересчур секс-позитивным?

«Вам чай в какой чашке, с сиськами или с членами?» — спрашивает Рид Эмбер (Reed Amber). Гостей у себя дома в Лондоне она встречает в пушистых тапочках и кожаных штанах. (Я выбираю сиськи). Я явилась на запись свежего видео 29-летней Эмбер и 28-летней Флоренс Барквей (Florence Barkway) для «Ютуб»-канала «Любопытство не порок». Тема этой недели: мастурбация пальцами.

Мы удаляемся в спальню Эмбер. По обе стороны кровати стоят прожектора. На тумбочке флакон смазки и крупный вибратор. Женщины устраиваются под одеялом, иногда потягиваясь. «Ноги устают», — объясняет Барквей. На ней футболка «Любовь странная».

Убедившись, что камера сфокусирована на кровати и работает, женщины начинают съемку. «Привет, народ! Сегодня мы поговорим о пальчиках» — они перебирают пальцами в воздухе. Далее следует попурри из откровенных сексуальных советов, — женщины демонстрируют разные техники мастурбации, — в доступной форме, словно старшие сестры. Такое чувство, будто я подслушиваю разговор в соседних туалетных кабинках ночного клуба. Конечно, это не для всех: женщины излучают бодрый оптимизм и вещают утрированным тоном, ставшим общим местом в расчете на молодежную аудиторию. У зрителей постарше такое вызывает разве что раздражение. Но их посыл находит отклик у 112 тысячах подписчиков в «Ютубе». У них спрашивают советов, как правильно делать минет (2,4 миллиона просмотров, их популярнейшее видео) или теребить соски (1,5 миллиона) и интересуются, как снимают порно (2,1 миллиона).

«Мы пытаемся снять табу, — объясняет Барквей. — Чтобы люди не чувствовали себя ненормальными из-за фетишей или разных желаний». Когда они с Эмбер опубликовали видео «У нас у обеих ГЕРПЕС», их буквально завалили письмами благодарные зрители за то, что подняли запретную тему венерических болезней. Разумеется, движет ими не голый альтруизм. Движение набирает обороты, и путь секс-инфлуэнсера сулит успешную карьеру, — ту же Олонисакин недавно позвали в Би-би-си на шоу об отношениях.

Вправе ли они давать сексуальные советы впечатлительным подросткам? Эмбер и Барквей признают, что они не врачи, но говорят, что усердно готовятся: для передаче о герпесе они часами собирали последние исследования, и вообще в своих видеозаметках приводят массу ссылок. Большинство экспертов сходятся во мнении, что лучше молодые люди будут узнавать о сексе от доброжелательных инфлюэнсеров, а не из порно. «Я это движение всячески приветствую, — говорит Аманда Мейсон-Джонс (Amanda Mason-Jones), старший преподаватель глобального здравоохранения в Университете Йорка. — Они пропагандируют секс и близость как нечто положительное, а не постыдное».

И потом, если бы секс-позитивные инфлюэнсеры просто искали наживы, то есть пути попроще. Канал «Любопытство не порок» получил спонсорскую поддержку от фирмы «Дюрекс» (Durex), но приносит лишь малую толику доходов по сравнению с другими, где есть неявная реклама: большинству брендов не нравится, когда их реклама всплывает в контексте секса. Так что обе женщины работают полный рабочий день (Эмбер оказывает секс-услуги на веб-камеру, Барквэй — режиссер), но надеются превратить «Любопытство не порок» в основной источник дохода.

Конечно, в идеале молодые люди узнавали бы о сексе от семьи, а не от мнимых старших сестер вроде Эмбер и Барквей. Но для подавляющего большинства их аудитории это невозможно. Многие из их подписчиков родом из консервативных или религиозных семей, где под запретом даже гетеросексуальный секс, не говоря уже о ЛГБТК+. Они говорят, что каждую неделю получают электронные письма и сообщения от уязвимых молодых людей, включая жертв сексуального насилия, и стараются ответить всем. Ведущие «Голой правды» тоже регулярно отвечают на вопросы слушателей. Их цель — сексуальное просвещение без осуждения. Как показывает практика, в среде чернокожих венерические заболевания более распространены и диагностируются позже. «„Голая правда" — это форум, где можно побыть собой, — говорит Джамила. — Обычно в черных сообществах говорить о сексе не принято. Такое полагается держать в тайне».

Я хотела услышать отзывы их поклонников, и девушки из «Любопытство не порок» кинули клич в «Инстаграм». Откликнулась Грейс Хоксворт (Grace Halksworth), 19-летняя студентка из Суррея. Она открыла для себя канал в 2018 году и перед ведущими буквально благоговеет. «Мне нравится, что они такие грубые и откровенные», — говорит Хоксворт. Благодаря им, признается девушка, она изменила отношение к сексу. «Все сексуальное образование, что у меня было, я чувствовала, что они все ходят вокруг да около», — вспоминает она. Свою католическую школу она называет не иначе как «полным отстоем». «Нам вкратце рассказывали, что такое секс, но про безопасность даже не заикались. По сути, нам говорили: лучше им вообще не занимайтесь». В итоге только за год три ученицы в возрасте от 15 до 16 лет забеременели. «Большинство из нас занимались им украдкой, — говорит она. — Если бы нам лучше объясняли, что такое безопасный секс, кто знает, может, беременностей удалось бы избежать».

Хоксворт рассказывает, что сверстники над ней смеялись, потому что она не выражала сексуального желания, и дразнили, когда узнали, что она смотрела порно. Разочарованная таким отношением, она нашла утешение в секс-позитивном сообществе. «Я словно провалилась в черную дыру и смотрела все ролики „Любопытства не порок" запоем», — смеется Хоксворт. Ее случай не уникальный, говорит Эмбер: «Мы — последнее прибежище для молодых людей, чьи родители и учителя не заполняют пробелы».

Хоксворт считает, что секс-позитивность помогла ей раскрыть сексуальное удовольствие: «Мне нравится смотреть видео о женском оргазме, и что кончать могут не только мужчины». Она говорит, что раньше чувствовала столько стыда, что за десять месяцев отношений ни разу не испытала оргазма: «За все это время он никогда не доставил мне удовольствия, — и я думала, что это нормально».

Я спрашиваю Хоксворт, откуда молодые люди узнают о сексе, из порно? «Стопудняк, — отвечает она, не задумываясь. — Меня даже спрашивали: ты, мол, совсем не стонала. Все нормально? А я отвечала, что в жизни все вовсе не так, как в порно. Их это поражало».

Педагоги из организации «Сексплейн» (Sexplain), которая проводит секс-положительные семинары в школах и университетах, работают над тем, чтобы британские дети изучали секс не по порно. Я напросилась к ним на секс-позитивную лекцию (никаких презервативов на бананах) в академии сэра Роберта Вударда, средней школе совместного обучения в Лансинге, Западный Суссекс.

«Кто может привести пример вербального согласия?» — спрашивает секс-преподавательница Софи Уайтхед (Sofie Whitehead). Гробовая тишина. Девочки рядом со мной заерзали. В конце концов одна неуверенно предлагает: «Да, детка?». Уайтхед улыбается: «Отлично». Она объясняет, как определить признаки невербального несогласия — например, когда человек напрягается или отстраняется. «Самое важное — помнить, согласие — это не навсегда, — объясняет Уайтхед, подчеркивая важные слова. — Ваш партнер может в любой момент передумать».

Большей частью все тихо-спокойно. Но когда подростки разбиваются на группки, чтобы записать примеры устного согласия, дело принимает откровенный оборот. «Сейчас я тебе заправлю», — предлагают мальчики. «Да. трахни меня, папочка», — отвечают им. Уайтхед в замешательстве: «Где это вы такого понабрались?». Подростки отводят глаза. «Порнография — это по-своему неплохо, — говорит Уайтхед, — но она внушает нам неверные представления о сексе».

Мы с соучредительницей «Сексплейн» Амелией Дженкинсон (Amelia Jenkinson) отправляемся на встречу со старшеклассниками. В первом ряду мальчишки сидят, вызывающе расставив ноги, и время от времени громко гогочут над непонятными шутками. В воздухе гормоны и подростковая бравада. Тем не менее мы доносим важные вещи: контроль через принуждение, здоровые отношения и как расстаться с кем-то уважительно.

Встречаемся с Дженкинсон после собрания. «Довольно типичная вышла беседа, — говорит она. — С большим классом всегда тяжело». Я преподавателям «Сексплейн» не завидую, к тому же они считают, что школьные учителя подчас им только мешают. «Вот учителя говорят: „Никогда не отправляйте фото ню"», — вздыхает Дженкинсон. Это бесполезно, считает она, потому что не реалистично: подростки будут слать друг дружке фото голышом, что бы взрослые ни говорили. А если их еще и стыдить, то жертвам «порно-мести» будет лишь сложнее в этом признаться. (В школе имени сэра Роберта Вударда таких проблем не было, подчеркивает она).

Половое воспитание, что я сегодня видела, далеко от идеала. Самых громких возмутителей спокойствия надо удалять из класса, а учебное видео устарело: игра ходульная, а сами актеры явно взрослые и только прикидываются подростками. Но педагоги все равно достойно пытаются исправить ложные ожидания от секса и отношений, почерпнутые из порно. Пытаться запретить молодежи смотреть порно — все равно, что ставить гипс на огнестрельную рану. Ничего не выйдет. И то же самое можно сказать о половом воспитании, проповедующем воздержание. «Такие методы неэффективны, это же общеизвестно, — говорит лектор общественного здравоохранения Мейсон-Джонс. — По сути они только скрывают информацию, зачастую гетеронормативны и навешивают ярлыки».

Все говорит о том, что открытость в вопросах секса дает положительный эффект: показатели подростковой беременности в Великобритании и США в начале 90-х годов резко упали. А реакционеры, трясущиеся, что половое воспитание ведет к распущенности, пусть знают: молодые люди занимаются сексом меньше, чем раньше. И пока родители ломают голову, что там поделывает их потомство, дети заняты делом — ну или наоборот, не заняты, смотря как посмотреть.

Покидая школу имени сэра Роберта Вударда и идя по шумным коридорам, где школьники едят пиццу и сыплют непонятным сленгом, Дженкинсон поясняет приоритеты: «Если хотя бы один человек поймет, что у него нездоровые отношения, и обратиться за помощью, для нас это будет успех».

Когда заводить с детьми разговор в духе «аист принес» и «в капусте нашли»?

«Не тяните, — рекомендует Флоренс Барквей. — Когда у вас этот разговор зайдет, получится неловко. Говорить о сексе, гениталиях и телесных отправлениях можно даже с малышами. Худшее, что вы можете сделать, это дождаться, пока ваш ребенок приведет домой друга или подружку, и ляпнуть: „Не забудьте про презервативы"».

Как обсуждать секс с детьми?

«Не говорите ничего такого, отчего они почувствуют стыд или вину, — говорит Барквей. — А не то внушите детям заморочки, которые будут их преследовать всю взрослую жизнь. Так что не надо говорить „Не смотри порнуху, она грязная", лучше „Смотри на здоровье, но не забывай, что это неправда"».

Что делать, если я не знаю ответа?

«Говорите начистоту, — говорит Рид Эмбер. — Если вы не знаете ответа, так и предложите: „Я не уверен, давай разберемся вместе?"». Эмбер предлагает искать в сети секс-позитивных педагогов: «Вот у Эрики Ласт отличный сайт для родителей, как поговорить с детьми о порнографии. Еще один отличный ресурс — Ассоциация планирования семьи „Все о сексе"».

Чему учить ребенка насчет секса?

«Начните с согласия, — советует Эмбер. — Если у ребенка есть тетя, которая каждый раз делает ему неловко, целуя в щеку, объясните: „Если тебе не нравится, так и скажи". Это придаст им уверенности, чтобы сказать „нет" в будущем»«.

Чего нельзя делать ни в коем случае?

«Не читайте украдкой дневник подростка и не шпионьте в его спальне, — говорит Эмбер. — Если ребенок может поделиться чем-то интимным без стыда или осуждения, то он будет больше вам доверять, когда заживет половой жизнью».

The Guardian (Великобритания): «Смотрите порно, но не забывайте, что это неправда» обновлено: 14 февраля, 2020 автором: Елена Фролова
Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше