Общество: The Hill (США): кандидаты должны немедленно изложить свою политику в отношении России

Ученые из Университета Джонса Хопкинса смоделировали сценарий, согласно которому коронавирус за полтора года может убить до 65 миллионов человек.

Если Россия и НАТО из-за случайности или какого-то просчета обменяются ядерными ударами, в первые часы конфликта 34 миллиона человек погибнет, а еще 57 миллионов получат ранения.

Отношения между США и Россией сегодня хуже некуда, и поэтому второй сценарий должен беспокоить нас не меньше первого. Пока ни один кандидат из числа демократов не изложил свою позицию по России. Это недопустимо.

Те из нас, кто работал в Пентагоне в 1991 году, когда распался Советский Союз, не возлагали никаких надежд на то, что Россия в ближайшее время станет нашей благожелательной демократической союзницей.

Наше руководство по оборонному планированию за 1992 год благожелательные либералы подвергли острой критике за содержавшийся в нем вывод о том, что хотя коммунизму пришел конец, Россия останется нашим стратегическим противником.

Поэтому для большинства из нас нет ничего неожиданного в том, что несмотря на ослабление напряженности в наших отношениях с Ираном после очередного кризиса, Россия создает серьезные проблемы американской внешней политике.

В конце декабря, когда администрация Трампа планировала удар с беспилотника с целью убийства генерала Сулеймани, Россия объявила о принятии на вооружение новой гиперзвуковой ракеты, способной поразить любую американскую цель за 30 минут, долетев до нее незаметно для всех существующих средств ПРО. Тем самым, она еще раз напомнила нам о своих военных достижениях.

А пару недель назад президент Путин объявил о начале масштабной конституционной реформы, которая позволит ему остаться у штурвала российского государства на неопределенный срок. Это мощный и коварный противник, с которым нам придется иметь дело еще очень долго.

Имея 145-миллионное население, самую большую в мире территорию, шестой ВВП по паритету покупательной способности, а также не уступающий никому ядерный арсенал и техническую элиту, Россия на протяжении 300 лет остается одной из тех великих держав с гордым самосознанием и богатой культурой, о которых немецкий историк Леопольд фон Ранке (Leopold von Ranke) писал, что они определяют судьбу человечества. Однако сегодня у США нет последовательной стратегии в отношении России.

Президент Трамп явно испытывает теплые чувства к Владимиру Путину, и это противоречит действиям его администрации, которая то и дело вводит экономические и политические санкции против России. В период нынешней острой поляризации на Капитолийском холме демократов и республиканцев как ничто другое объединяет уверенность в том, что Россию надо наказывать и изолировать. Но такая политика наказания и изоляции является неэффективной и контрпродуктивной.

Вместо нее нам нужна политика стратегического взаимодействия. Не соглашаясь с Россией по ключевым вопросам и сдерживая ее экспансию там, где это для нас важно, мы должны контактировать с ней в тех многочисленных областях, где у нас есть общие интересы. Мы вели переговоры, разговаривали и торговали с Россией даже на пике холодной войны. Как и тогда, сейчас для нас оптимальным курсом является устойчивая политика взаимодействия, основанная на твердости, терпении и прагматизме. Особое место занимают три вопроса, по которым мы должны сотрудничать с Москвой.

Во-первых, это контроль вооружений. В настоящее время обе державы ведут безудержную и дорогостоящую гонку ядерных, гиперзвуковых и космических вооружений, в которой ни одна из сторон не может победить. Чтобы замедлить и взять под контроль эту бессмысленную гонку, лучше всего начать серьезные переговоры об ограничении вооружений вроде тех, к которым в конце 1969 года приступила практичная администрация Никсона. Это были трудные и долгие переговоры, но они привели к выдающимся успехам в деле контроля вооружений в 1970-х и 1980-х годах.

Второй вопрос — Украина. Тесно взаимодействуя с Европой, Вашингтон должен проверить, насколько серьезно Москва заинтересована в урегулировании данного конфликта. Схема такого урегулирования должна включать предоставление большей автономии русскоязычным регионам на востоке Украины, а Россия в ответ на это должна прекратить поддержку военизированных формирований, которые воюют с киевской властью. Надо признать, что Украина имеет право со временем стать членом Евросоюза, и в то же время, надо заверить Россию, что вопрос о вступлении Украины в НАТО рассматриваться не будет. Проблему Крыма надо отложить для будущих дискуссий, по сути дела, списав ее в практических интересах.

Путин наверняка не заинтересован в сделке по Украине. Скорее всего, он предпочитает сохранить этот конфликт низкой интенсивности, видя в нем инструмент для дестабилизации Украины и надеясь, что со временем ее удастся вернуть на стратегическую орбиту России. Однако Соединенным Штатам и их союзникам следует избрать дипломатический подход, продолжая поставлять Украине оружие, необходимое ей для самообороны.

Третий вопрос — это торговля и инвестиции. Введенные против России европейские и американские санкции привели в основном к сближению Москвы с Пекином, и в то же время, нанесли несоразмерный ущерб европейским фермерам и американским производителям. Западные союзники могли бы поучиться кое-чему у Рональда Рейгана, который, придя в 1981 году к власти, первым делом возобновил экспорт зерна в Советский Союз, несмотря на мощную геополитическую напряженность в отношениях с этой страной. Россия, США и Европа могут извлечь большую выгоду из взаимодействия в сфере энергетики, промышленного производства, технологий и сельского хозяйства. Со стороны Запада было бы неразумно убеждать Россию в том, что ее экономическое и стратегическое будущее — в сотрудничестве с Китаем.

Алексис де Токвиль в своей книге «Демократия в Америке» отмечал, что Россия всегда была сложным и зачастую трудным соседом и партнером для Запада. То, что Россия сегодня вмешивается в наши демократические выборы, борется за власть и влияние в Европе и на Ближнем Востоке, и испытывает недовольство из-за утраты империи, ничуть не удивило бы дипломатов Венского конгресса, которые в 1815 году пытались сдержать Россию, и британских государственных деятелей, которых тревожила российская экспансия в Персии, Афганистане и Маньчжурии в 1900 году.

На дворе 21 век, и мы не можем списывать Россию со счетов, надеясь построить более стабильный мир без ее активного участия. У нас неизбежно будут возникать разногласия, и мы будет соперничать по многим направлениям. Но такая напряженность не должна мешать Западу искать сферы общих интересов.

Мы можем делать это с позиции силы и уверенности, действуя терпеливо и прагматично, и веря в то, что США и Европе гораздо лучше иметь в лице России трудного партнера, чем видеть в ней нашего постоянного врага.

Кандидаты, давайте послушаем, как вы планируете взаимодействовать с Россией.

The Hill (США): кандидаты должны немедленно изложить свою политику в отношении России обновлено: 22 февраля, 2020 автором: Елена Фролова

Мотиноринг ситуации с корона-вирусом в мире на официальном сайте https://koronavirus.center

Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше

Советы по безопасности