Общество: The Nation (США): Путин в Израиле

Так же, как и ее продолжавшаяся 40 лет предшественница, нынешняя холодная война между США и Россией имеет несколько характерных черт, одной из которых является конфликт между исторической памятью России и исторической памятью США. Некоторые из вновь появившихся элементов этой памяти являются абсурдно неточными и политически опасными. Хочу привлечь ваше внимание к недавнему примеру такой неточности.

23 января российский президент Владимир Путин побывал в Израиле для того, чтобы принять участие в дне памяти о Холокосте, а также в торжествах в связи с 75-й годовщиной освобождения концентрационного лагеря Аушвиц недалеко о польского города под названием Освенцим — страшного места, освобожденного советской (состоявшей преимущественно из русских) армией.

Представители других стран тоже участвовали в этих торжественных церемониях, был среди них и вице-президент США Майк Пенс, но тем не менее, если верить газете «Таймс оф Израел», Путин был «самым заметным и доминирующим из присутствующих». Причиной этого доминирования, признаваемой сегодня в Израиле, но почти не упоминаемой в США, является тот простой факт, что именно Советская армия больше любой другой способствовала спасению выживших в той войне европейских евреев. Советская армия спасла их, когда разгромила нацистскую Германию, пройдя от Сталинграда до Берлина.

Украинцы, по большей части бывшие тогда гражданами Украинской ССР, сыграли в тех исторических событиях большую роль — многие из граждан УССР стали жертвами Холокоста, множество из этих граждан сражались и в Советской армии. Тем не менее в тот же момент, когда в Израиле проходили торжественные церемонии по поводу спасения от Холокоста, неутомимое антироссийское двухпартийное лобби в Вашингтоне провозглашало Украину «новой сегодняшней линией фронта» в борьбе против российской «новой агрессии». Самым заметным в этом деле был лидер конгрессменов-демократов Адам Шифф и целая камарилья других законодателей из секты «Свидетели импичмента Трампа». То, что говорили Шифф и его союзники, не соответствовало многим обещаниям, в том числе и обещанию мира с Россией, которое и вправду пытался выполнить после своего избрания новый президент Украины Владимир Зеленский.

И вот, в тот самый момент, когда мир между Россией и Украиной кажется достижимым, поджигательство войны — давайте употребим это уродливое, но подходящее к сложившейся ситуации выражение — поджигательство войны усиливается и ускоряется в Вашингтоне.

Так, четвертого декабря не прославившаяся пока экспертными знаниями ни по Украине, ни по России «свидетельница импичмента» [профессор Стенфордского университета Памела Карлан] использовала формулировку, которую нам редко приходилось слышать с пятидесятых годов. Она сказала, обращаясь к Конгрессу, что США нужно «усилить Украину с тем, чтобы она оставалась сильной на своем фронте». Для чего это делать? Для того, чтобы «украинцы сражались с русскими там, а нам не пришлось сражаться с русскими здесь».

К 22 января подобная формула стала чем-то вроде боевой мантры в Конгрессе, и на этот раз уже конгрессмен Джейсон Кроу, еще один «свидетель импичмента» обнадежил наших законодателей насчет того, что Америке просто необходимо «сражаться с Россией там, чтобы не быть обязанной биться с Россией здесь».

Каковы бы ни были достоинства процесса импичмента, у него будет точно одно негативное наследие — все обостряющаяся новая холодная война, а заодно и, возможно, кое-что похуже и погорячее.

Но это поистине роковое развитие событий не может быть спокойно обсуждено в Вашингтоне, поскольку связанные с ним вопросы считаются, как выразился безмозглым образом ведущий Эн-би-си Чак Тодд, «русскими словесными заездами», риторическими приемами врага, а то и просто «дезинформацией». А значит, каждый, кто осмеливается поднять такие вопросы, является «кремлевским апологетом» — и порой это обвинение высказывается напрямую.

Вот каков тон ведущихся в Америке дискуссий об этой новой и все более опасной холодной войне. Решится ли хоть кто-нибудь из нынешних кандидатов в президенты от демократов изменить этот тон — и позволят ли ему сделать это «модераторы» их собственных дебатов? Или нам по-прежнему придется полагаться почти исключительно на вечно срывающиеся попытки президента Трампа выполнить его предвыборное обещание «поладить с Россией»?

Если затронуть тему того, что нас ждет впереди, то вот что: Путин пригласил Трампа присоединиться к нему на Красной площади 9 мая — в отмечаемый в России День Победы, когда там происходит священнодействие огромного значения и для Кремля, и для большинства российского народа. Конечно же, президенту Трампу стоит принять это приглашение — хотя бы из уважения к памяти приблизительно 27 миллионов советских граждан, погибших во второй мировой войне. Но и здесь возникает вопрос: а не могут ли вашингтонская политика и местные безумные средства массовой информации помешать Трампу принять это приглашение.

Далее дискуссию по заданной профессором Коэном теме продолжает его традиционный собеседник Джон Бэчелор (John Batchelor) — ведущий «Джон Бэчелор радио шоу», серии онлайн-передач, в которых Стивен Коэн и Джон Бэчелор вот уже шесть лет обсуждают ситуацию в России и на Украине.

Джон Бэчелор: Это «Шоу Джона Бэчелора», и сегодня я приветствую в студии профессора Стивена Коэна — специалиста по российской истории. Он представляет Нью-Йоркский университет, Принстонский университет, а также сайт http://eastwestaccord.com/, посвященный поискам взаимопонимания между Россией и Западом. Дорогой Стив, недавно российский президент Путин посетил Израиль, чтобы принять участие в торжественных мероприятиях, посвященных дню памяти Холокоста и 75-летию освобождения Аушвица советскими солдатами, гнавшими в то время гитлеровцев все дальше на запад. Путин сидел там рядом с израильским премьером Нетаньяху и выступил там на тему того, как отразился Холокост на судьбе советского народа. Но и здесь возникла тема Украины. Потому что через короткое время в самом лагере Аушвиц-Биркенау рядом с польским городом Освенцим состоялась вторая церемония, в которой принял участие украинский президент Зеленский, а от США присутствовал почему-то министр финансов Стив Мнучин, глава американской делегации. Почему были две разные церемонии и что они значат сегодня для России?

Стивен Коэн: Начну с небольшого разъяснения контекста. Каждое общество живет со своей собственной, «уложившейся» за многие годы исторической памятью. Историки рекомендуют для определения этой памяти приглядеться к праздникам, которые в том или ином обществе отмечаются. Так вот, в России память о Великой Отечественной войне — это память живая, она продолжает резонировать в обществе. В США это уже не совсем живая память. Я не знаю, насколько я старше вас, но я прекрасно помню, как кончилась война и каким это стало большим событием даже для нашего маленького городка в штате Кентукки. Я помню возвращение двух братьев моей матери с войны, как они вернулись с фронтов второй мировой — и как их встречали. Но мы в США стали понемногу относиться к годовщинам той Победы поверхностно. А вот в России относятся по-другому. Я бывал там на торжествах ко дню Победы — бывал многократно. И могу вам сказать: в России это — живая память.

Почему так сложилось? Одна из причин — это то, что так много граждан Советского Союза погибло в ту войну. Путин упоминал цифру в 27 миллионов на самых близких к нам по времени празднованиях дня Победы. Эта цифра некоторыми специалистами оспаривается, есть на эту тему дискуссия, но в основном спорщики сошлись именно на этой цифре — 27 миллионов. А теперь проведите простой расчет и посмотрите, сколько родственников этих жертв войны живут в бывшем Советском Союзе, и в первую очередь в России — тогда многое станет понятно.

Так вот, это фон, контекст, опираясь на который, мы можем рассматривать решение Путина поехать в Израиль на торжества по случаю 75-летия освобождения лагеря Аушвиц. Это был большой день в Израиле, поскольку день поминовения Холокоста в этой стране на этот раз совпал с относительно круглой датой освобождения Освенцима.

Тут следует отметить растущее сближение России и Израиля — важное развитие событий и большая перемена по сравнению с прошлыми временами, если вспомнить о враждебности между двумя странами в 1960-е и 1970-е годы, связанной прежде всего с еврейской эмиграцией из СССР в Израиль.

Другой важный момент — как раз в эти дни началась стычка России с Польшей по поводу того, кто виноват в начале второй мировой войны. Кто умиротворял Гитлера, кто подписывал с ним пакты о ненападении? Между тем даже простой просмотр хронологии событий на компьютере покажет вам: почти все европейские страны подписывали в разные периоды пакты о ненападении с Германией — чаще всего после прихода Гитлера к власти. И даже в тех случаях, когда такие пакты были подписаны до гитлеровского периода в немецкой истории, эти пакты соблюдались каждой из этих европейских стран, пока Гитлер на нее не нападал. Все хотели отсидеться.

И такие пакты подписали почти все страны Европы, а не только Россия в 1939-м году или Великобритания в Мюнхене в 1938-м. Так что мы вынуждены оказались вынуждены опять зарыться в события той эпохи. В каком-то смысле жаль, что в день поминовения мы вынуждены думать о таких вещах.

Джон Бэчелор: Честное обсуждение роли Советского Союза в войне было затруднено в послевоенные годы нашим идеологическим противостоянием с Советским Союзом. Во время холодной войны СССР был таким важным, страшным противником, что это определяло и взгляд на его прошлое. Сам факт нашего союза с СССР в дни войны забывался или представлялся как «неизбежное лицемерие» [Рузвельта и Черчилля], на которое мы оказались вынуждены пойти из-за немецкой угрозы.

Стивен Коэн: Я тут могу привести один пример, связанный с моим обучением в Кентукки, где я учился в сегрегированной школе, представлявшей нам на уроках истории период рабства чернокожих как чудесное время в истории США. Так у меня там был учебник от Джона Эдгара Гувера, директора ФБР [c 1924 по 1972 годы], который так и назывался «О коммунизме». И я эту книгу в обязательном порядке читал.

Тем не менее для меня вторая мировая война — это событие, сформировавшее мое поколение. Я не знаю, бывал ли кто из наших слушателей в Москве. Если случится вам побывать там 9 мая, сходите в парк Горького, побывайте в тех местах, где собираются в назначенное время в установленных на многие годы местах ветераны. Посмотрите на этих последних выживших героев войны — у нас такой традиции нет.

А что мы теперь имеем? В тот самый момент когда Россия и Израиль крепко держатся за свою историю, вспоминают борьбу с нацизмом, что мы слышим в США? Заявления в духе того, что, если мы не будем воевать с русскими на Украине, то нам придется драться с ними здесь! И это звучит от представителей обеих партий! Послушайте Адама Шиффа — он, к сожалению, стал чем-то вроде голоса Демократической партии не только по импичменту, но и по русскому вопросу. Но послушайте и республиканца, вице-президента Майка Пенса — вы услышите такие воинственные заявления, каких мы не слышали с пятидесятых годов.

И при этом никто не может отрицать, что Советская армия освободила и спасла во время войны больше евреев, чем любая другая армия союзников. Я сам слышал рассказы спасенных — как советские солдаты буквально на руках выносили их из освобожденных концлагерей.

Я даже так скажу: после того, что пережили русские в войну, вызывает уважение то, что они в целом хорошо, а то и прямо дружески относятся к представителям Запада. Горбачев в личном разговоре рассказал мне о первом иностранце, какого ему пришлось увидеть в своей жизни. Этим иностранцем был немецкий солдат, пришедший в его деревню на Ставрополье, чтобы там убивать русских. Старший брат Путина умер от голода в Ленинграде во время блокады. Подумайте над этими историями.

The Nation (США): Путин в Израиле обновлено: 6 февраля, 2020 автором: Елена Фролова
Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше