Общество: Турецкий эксперт объяснил, почему Анкаре не по пути с ЕС и США

Российско-турецкие отношения стремительно развиваются. Буквально вчера спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила о том, что за последние три года заметно активизировалось двустороннее межпарламентское сотрудничество. Заметна консолидация и на таком стратегическом направлении, как Венесуэла — Россия, Китай, Турция и ряд других стран поддержали Николаса Мадуро как легитимного президента. Министры обороны России и Турции 15 мая провели телефонный разговор, в котором обсудили ситуацию в Идлибе. 

И, безусловно, нельзя обойти вниманием покупку Турцией у России ракетных комплексов С-400, первая партия которых должна быть доставлена уже в июле.  

Дальнейшее развитие двустороннего сотрудничества, а также возможное обострение отношений Турции с НАТО и странами Запада Федеральное агентство новостей обсудило с турецким экспертом по Евразии и России, преподавателем исторического отделения факультета гуманитарных и социальных наук Университета имени Йылдырыма Беязыта (Анкара) Салихом Йылмазом (Salih Yılmaz). 

— В последнее время часто говорят о возможном скором присоединении Турции к БРИКС. Насколько это возможно?

— Насколько мне известно, это вопрос рассматривается, но окончательное решение пока не принято. Сейчас Турция экономически несколько отдалилась от США и ЕС. Эрдоган и его партия рассматривают возможность экономического сотрудничества с Россией и Китаем в первую очередь в плане привлечения инвестиций. Полагаю, в будущем станут активно развиваться взаимовыгодные и интересные экономические и культурные проекты. Перспективы российско-турецкого сотрудничества огромны!

При этом в данный момент Турция не намерена брать деньги у МВФ, поскольку это будет означать контроль со стороны США и безусловное принятие решений Вашингтона.

— Что нужно для полноценной деятельности Турции на международной арене? 

— Необходимо восстановить международное право. В нынешнем мире закон больше не действует, и в этом заключается американский закон! Они уничтожили международное право, действуя силой в пространстве беззакония. Поэтому Турция хочет взаимодействовать с Россией, Ираном, Китаем. 

— Каков нынешний внешнеполитический вектор Анкары?

— Сейчас в Турции формируется идеология, предполагающая переориентацию на восточное направление, на всестороннюю интеграцию и сотрудничество. Это консолидированное мнение и власти, и общества. Но, к сожалению, пока в Турции сильны центры силы, продвигающие проамериканский вектор, в частности в армии. Поэтому зачастую при попытках наладить отношения с Россией и Китаем возникает определенное противодействие.   

Но нет никаких сомнений, что для Турции в долгосрочной перспективе выгодна ориентация на евразийское направление, следование, в частности, евразийской идеологии. А это означает вступление в БРИКС и сближение с Россией, Китаем, Евразийским экономическим союзом. Как вариант — создание нового союза, который бы включал Турцию и учитывал ее экономические и цивилизационные интересы.

Так что экономическое сотрудничество, развитие инвестиций — безусловно, в приоритете. Все же в нашем мире правит бал капитализм. Всем нужны деньги.

Вместе с тем нет уверенности, что при смене руководства в Турции либо РФ курс на сближение будет продолжен. Неизвестно, какими путями пойдет политика взаимодействия в будущем. В связи с этим бизнес проявляет вполне понятную осторожность. 

Важным также является сотрудничество в культурной сфере. Люди, приезжающие из России в Турцию, с удивлением узнают, что наша страна — это не только ислам, не только молитва пять раз в день!

— А военная сфера?

— Если мы закупаем вместо американских ракетных комплексов Patriot российские С-400, это будет означать начало отрыва Турции от НАТО. И это также означает необходимость в ближайшей перспективе вхождения в иной военный, культурный, экономический союз — с Россией, Китаем и т. д. Таким союзом, альтернативой НАТО, была в свое время Организация Варшавского договора.

Важность военного сотрудничества осознают в первую очередь министр обороны РФ Сергей Шойгу и его заместитель Валерий Герасимов. Они хорошо знают историю! Когда была война между Российской и Османской империями, европейские страны пытались уничтожить их руками друг друга, давая деньги и Османской империи, и Российской на ведение этой кровопролитной войны. И Шойгу, и Герасимов, и турецкое военное руководство прекрасно знают историю и делают из нее правильные выводы. Именно поэтому они намерены сотрудничать, а не воевать! В противном случае все достанется Америке, а наш конфликт пойдет лишь на пользу глобальному капитализму. 

Если мы будем пытаться выжить поодиночке, то есть Турция не захочет сотрудничества ни с РФ, ни с Китаем, ни с Ираном, тогда Америке будет очень легко нас взять. Поэтому мы должны вместе противостоять США. Тогда американцев не будет ни в Черном море, ни в Центральной Азии, ни на Кавказе. Америки не должно быть и на Балканах тоже. 

Поэтому американцы, понимая это, пытаются еще раз зайти на сотрудничество с Турцией, обещая ей свои противоракетные комплексы Patriot, предлагают участие в сирийской операции, контроль над границей между Турцией и Сирией. Все это потому, что они хотят вернуть свое влияние над Турцией. Но думаю, что американское время ушло. 

— Но ведь не все так гладко…

— Существует определенное мнение, что это Россия не хочет сближения с Турцией. Но препятствовать союзу наших стран, на мой взгляд, могут только наши давние «доброжелатели» — англосаксы. То есть США, Англия и практически полностью подконтрольная американцам Европа. В истории уже были примеры подобного…

Понимаете, сейчас важно выиграть не только экономическое противостояние, но и духовную войну с Западом, который уверен, что давным-давно победил и воцарился в мире. И для Турции спасением здесь будет следование евразийской идеологии, евразийскому вектору. Для россиян это будет неожиданностью, но в нашей стране евразийство, может быть, даже более популярно, чем в самой России, где пик интереса к этой идеологии был примерно десять лет назад. 

—  А как насчет перспектив отношений с Западом? 

—  Ни о какой «дружбе» между Турцией и странами Запада — США, Европой речи быть не может. Именно запад спонсирует терроризм, ставший для нас большой проблемой, — Рабочую партию Курдистана, сети Фетхуллаха Гюлена, ваххабитов и многое другое.

Необходимо понимать, что именно англосаксы взрастили ваххабизм в Османской империи, а современная Турция продолжает с ним бороться. Ваххабизм — это английский проект, но сейчас его смело можно назвать американским проектом. По большому счету это вообще не ислам. 

Наш традиционный ислам — это суфизм, это совершенно другое! Для нас суфизм — это в первую очередь переплетение ислама с особой турецкой культурой. Ваххабизм сейчас — чуждая нам арабская идеология.

Ислам в Турции очень сильно изменился. В Турцию возвращается влияние ислама в его суфийской версии, как это было во времена Османской империи. После Османской империи религиозное влияние очень сильно снизилось и религия по сути стала делом личного выбора, вера стала индивидуальной. Религия перестала иметь влияние на государственном уровне. Но сейчас ислам по факту возвращается на государственном уровне. Не на уровне документов или законов!

Фактически это даже уже не кемализм, а демократия с сильным религиозным влиянием. Хотя кемализм все еще очень популярен в Турции, особенно среди военных. 

— Насколько сейчас в Турции распространен ваххабизм?

— 400 лет назад, еще во времена существования Османской империи, Англия выделила деньги на разработку этой идеологии, на этот идеологический проект.  Но сегодня это уже американский проект. Это не ислам, конечно, хотя в Турции есть те, кто придерживается идеологии ваххабизма, как и на российском Кавказе.

Но в Турции этот проект уже не работает так эффективно, как это нужно американцам, поэтому они придумывают новые проекты для восстановления своего влияния в экономике, армии. И, глядя на происходящее, становится все более очевидным, что Турции сейчас нужен новый политический, геополитический и военный курс. 

— Но ведь экономика и идеология тесно связаны!

— Наш народ устал от безудержного капитализма. Ничего хорошего в нем нет. Американская идеология сделала всех несчастными. Все в ней выстроено вокруг денег, но в этой идеологии нет духа. Общество становится бездуховным. 

— Как вы считаете, отдаление Турции от США и НАТО может ли символизировать переориентацию Турции на евразийский проект? И если да, то как это будет реализовываться? Каковы перспективы сотрудничества Турции и евразийского проекта?

— В Турции уже сейчас реализуется евразийский проект. Многие в него верят. В том числе и правящая партия. Эрдоган сказал, что евразийский проект для Турции очень важен. Но есть и проблема! Они не до конца понимают, что это такое. Чего-то им не хватает в плане понимания. Более-менее понятно лишь на уровне экономики. 

Понятно также, что это восстановление религиозного фактора… Но на уровне культурном и геополитическом пока не ясно, как выстраивать геополитические ориентиры — ориентироваться ли на арабский мир, на Европу, и кто еще будет входить  в этот евразийский блок. Будет или нет в нем Украина, Грузия? Войдет ли в него Китай или останется самостоятельным полюсом. Многие говорят про евразийский проект, но не все до конца понимают, что это такое. 

— Как видится евразийская идея из Турции?

— Российское евразийство и турецкое евразийство во многом различаются на уровне идеологии, хотя Мирсаид Султан-Галеев и Исмаил Гаспринский много сделали для нашего идеологического сближения. В какой-то момент мы хотели реализовать европейский путь, но они нас отвергли, заявив: «Мы христиане, мы вас не хотим». 

Сейчас Россия — это православие, Турция — это ислам. Китайцы — либо буддисты, либо атеисты. Ирак — шииты. Совместить это религиозное многообразие можно только в рамках евразийства. Только в рамках евразийской идеологии возможно обсуждение того, как нам вместе работать, к чему стремиться!

— Как вы оцениваете состояние Евразийского экономического союза?

— Эта структура развивается не так активно, как хотелось бы. Азербайджана, Узбекистана там нет, Турции — тоже нет. И вообще не очень понятно, происходит или нет реальная экономическая интеграция. Мне кажется, что процесс не идет… Грузия в ЕЭС не входит, например.

Если мы хотим развиваться вместе, сотрудничать, нужно садиться за один стол переговоров и обсуждать проблемы, которые нам в этом мешают. В частности, вести диалог с Грузией — как преодолеть проблемы с Абхазией и Южной Осетией. Также нужно совместно решать проблему Нагорного Карабаха. То же, кстати, касается и проблемы Кипра. 

— Вы полагаете, здесь решающим фактором станет идеология?

— Евразийская идеология тогда будет действенна, когда с ее помощью будут решаться все эти проблемы. Тогда и начнется реальная интеграция. Помимо экономического сближения, необходимо сближаться и на культурном, цивилизационном уровне. Это важно! 

Например, когда Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган в последний раз встречались, Турция предложила вместе развивать сотрудничество на уровне научного сообщества, обмен студентами, создание экспертных интеллектуальных центров. Ведь все это активно развивается на уровне турецко-американского взаимодействия. В Турции есть филиалы американских и германских университетов. Но нам не нужна их культурная стратегия, нам нужно взаимодействовать на уровне университетов с РФ. Почему в Турции нет российских университетов? 

Проблема в том, что в Турции в течение многих лет не ориентировались на  Россию и страны востока. Только и слышали — «Европа сказала… Запад сказал». Они думали, что будущее Турции не связано с востоком, но сейчас они понимают, что реальная история Турции и перспективы ее развития связаны именно с востоком. Золотая Орда, Хазарская империя — вот реальная турецкая история! Запад и его история для нас вторичны. 

— С чем это связано?

— Ни американцы, ни Запад в целом никогда не будут сотрудничать с исламскими странами на равных. Турция для них никогда не будет равноправным партнером, и это реальная проблема. 

Они мыслят как католики и протестанты — очень высокомерно. Мусульманские же страны могут сотрудничать на равных как между собой, так и с Россией, Китаем и другими странами востока. Наши религии похожи. А вот исламские культуры с культурами католическими и протестантскими несовместимы, у них нет ничего общего.

Они считают только свою религию единственно возможной для всего мира, а с другими религиями не считаются. 

по материалам: riafan.ru

Турецкий эксперт объяснил, почему Анкаре не по пути с ЕС и США обновлено: Май 16, 2019 автором: Елена Фролова
Не пропустите самое важное в "Google Новостях" от THEUK.ONE
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Читать дальше