Общество: Хулиган, шизофреник, агент, педофил: все лики антикоммуниста Владимира Буковского

Есть среди оппозиционных персон личности, чья жизненная история сделала «полный оборот»: от классического диссидентства советского периода, через сотрудничество с западными спецслужбами, радость от гибели СССР и подобострастное восхваление 1990-х — к полному моральному банкротству перед смертью.

Как можно догадаться, речь в материале Федерального агентства новостей пойдет о Владимире Буковском, чья недавняя смерть стала для него благом, спасшим от окончательного позора. Впрочем, его падение произошло значительно раньше, а скандал с детской порнографией лишь полностью раскрыл «героя».

Диссидент с младых ногтей

Владимир Константинович Буковский родился 30 декабря 1942 года в эвакуации, в городе Белебей, расположенном тогда в Башкирской АССР. Отец Владимира, известный советский писатель и журналист Константин Буковский, практически не принимал участия в воспитании сына. К моменту рождения Владимира они жили с его матерью, радиожурналисткой Ниной Буковской, в состоянии фактического развода, в силу чего сына воспитывала только она. Не наладились отношения с отцом и после войны, когда неполная семья вернулась в Москву.

По признанию самого Владимира, он стал убежденным противником коммунистической идеологии после того, как прочел доклад Никиты Хрущева о «культе личности», представленный на ХХ съезде КПСС. Тогда будущему диссиденту было всего 14 лет — и с присущим подростку максимализмом он тут же взялся за «непримиримую борьбу с режимом».

Его первый конфликт с властью относится к 1959 году. В семнадцатилетнем возрасте Буковский участвовал в издании антисоветского рукописного журнала и был за это исключен из элитной столичной школы №59, носившей имя Гоголя. 

Образование Владимир продолжил в вечерней школе, однако своей политической борьбы не забросил. К 1960 году он вместе с рядом других молодых диссидентов стал организатором регулярных собраний молодежи у памятника Маяковскому в центре Москвы. Собрания эти получили название «Маяковки» и вскорости ожидаемо привлекли внимание властей.

Попал под плотный контроль и Буковский — после арестов нескольких активистов «Маяковки» дома у него был проведен обыск, во время которого у Владимира обнаружили его собственное сочинение «о необходимости демократизации ВЛКСМ». Следствие впоследствии квалифицировало этот документ как «тезисы о развале комсомола». 

Этот стало еще одним ударом по учебной стезе Буковского: его не допустили к очередной сессии на биолого-почвенном факультете МГУ, куда он успел поступить после окончания школы, а в конце 1961 года и вовсе отчислили из университета.

Интересно, что власти при этом не воспринимали тогда Буковского как опасного преступника. В 1962 году профессор Андрей Снежневский поставил Владимиру диагноз «вялотекущая шизофрения». 

Сегодня принято считать подобный диагноз признаком советской карательной психиатрии. Однако стоит сказать, что, по признанию западных психиатров, в большинстве случаев, когда в СССР выставлялся такой диагноз, не только КГБ, но и сами психиатры уверенно полагали, что диссиденты психически больны. Связано это было с тем, что любое нонконформистское поведение на фоне общественно-политической жизни в Советском Союзе действительно казалось странным. Кроме того, психиатрическая школа профессора Снежневского страдала в этом случае гипердиагностикой, выставляя диагноз «шизы» людям, которые в рамках альтернативных школ считались бы здоровыми или, как минимум, не требующими принудительного лечения.

Показателен в случае Буковского еще один факт. В 1962 году, уже после получения якобы «карательного» диагноза о своей шизофрении, когда возникла угроза возбуждения уголовного дела против него, Буковский свободно уехал в геологическую экспедицию в Сибирь, где провел без малого полгода. Причем никто его не объявил в розыск и не искал с целью помещения в психиатрическую лечебницу. Вот такой он был, «кровавый режим»…

Но наш герой не успокоился. Его диссидентство прогрессировало, что бы ни говорили о шизофрении лечащие врачи. В 1963 году Буковский впервые был арестован за изготовление двух фотокопий книги югославского писателя Милована Джиласа «Новый класс», которая была запрещена в СССР. 

Однако даже тогда никто знаменитую 70-ю статью УК РСФСР «Антисоветская агитация и пропаганда» к Буковскому не применил: его признали невменяемым и отправили на принудительное лечение в Ленинградскую спецпсихбольницу. Оттуда он вышел уже через полтора года — по сравнению с семилетним сроком по уголовной статье, ему удалось освободиться быстро. При этом в психбольнице Владимир еще и оброс новыми контактами, познакомившись там, например, с опальным генералом Петром Григоренко.

В декабре 1965 года Буковский снова попадается — на это раз его арестовали за организацию «митинга гласности» в Москве. И снова ужасная длань «карательной психиатрии» почему-то не до конца сжимает его горло: члены экспертной комиссии не смогли прийти к единому мнению о психическом состоянии «пациента», так как двое из них сочли, что Буковский болен, а двое — что совершенно здоров. 

А вот западные наблюдатели, присматривавшие за СССР, наконец-то Буковского приметили. Молодой, тогда еще вполне красивый, бойкий на язык — Владимир тянул на идеальный образ «новой России, борющейся с коммунизмом», для последующей продажи западным обывателям. В итоге Буковского спасли уже с Запада: там была организована широкая общественная кампания в его поддержку, а в Москву даже приехал представитель Amnesty International, сумевший добиться освобождения «героя» в августе 1966 года.

Но и это не остановило неугомонного. В январе 1967 года его арестовывают снова — за организацию митинга на Пушкинской площади в Москве. На этот раз Буковского признали вменяемым и психически здоровым — после чего наконец-то приговорили к трем годам лагерей по статье 190 УК РСФСР за «активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок».

Отбыв наказание, в 1970 году Буковский возвращается в Москву — и снова развивает активную диссидентскую деятельность. В частности, он передает на Запад около 170 страниц о пресловутой «карательной психиатрии», в которые входят выписки из его собственной истории болезни и медицинские заключения по известным диссидентам — уже упомянутого Григоренко, а также Натальи Горбаневской, Валерии Новодворской и ряду других. 

Выяснив из документов Буковского особенности диагностики школы профессора Снежневского, на Западе решили провести атаку на СССР и его методы психиатрического лечения. Это приведет к тому, что в 1977 году на конгрессе Всемирной психиатрической ассоциации на Гавайях Снежневский и его делегация подвергнутся резкой критике, в том числе на основе выдержек из Буковского, а присутствующие делегаты большинством голосов осудят «систематическое злоупотребление психиатрией в политических целях в СССР». 

Тем не менее, резолюция, имевшая целью осудить и заклеймить Москву, была принята тогда с перевесом лишь в два голоса (90 против 88) — несмотря на тотальную скупку голосов США и только потому, что польская делегация отсутствовала, а советским представителям, запоздавшим с уплатой членских взносов, не было разрешено использовать все из выделенных им голосов. Сам Снежневский на том же конгрессе заявил, что в СССР не было ни одного случая помещения здорового человека в психиатрическую больницу. 

Но вернемся в 1971 год, когда Буковского снова ловят — и на этот раз просто осуждают по уголовной статье за «антисоветскую агитацию и пропаганду», приговаривая к 7 годам заключения (с отбыванием первых двух лет в тюрьме и пятью годами ссылки). Таким тогда был максимальный срок наказания по статье 70 УК РСФСР. Тогда же к нему приклеивается и знаменитая кличка: перед арестом в газете «Правда» была опубликована статья, в которой Буковский был назван «злостным хулиганом, занимающимся антисоветской деятельностью».

Впоследствии Буковскому на Западе будут «клеить» другой образ — «жертвы карательной психиатрии», — утверждая, что он «более 12 лет провел в тюрьмах и на принудительном лечении». На деле в крепких руках «медбратьев», о которых он потом так увлеченно рассказывал на Западе, Буковский пробыл менее трех лет, с 1963 по 1966 годы, да еще с годовым перерывом на очередные «художества», а остальное время был осужден по уголовным статьям.

«Поменяли Корвалана…»

О том, что фигура Буковского уже тогда привлекала западные спецслужбы, можно понять из событий 1976 года. 18 декабря Буковского обменяли на самого известного чилийского политзаключенного — лидера Коммунистической партии Чили Луиса Корвалана

Вместе с Владимиром в эмиграцию добровольно отправились его мать, сестра и племянник, которым были созданы все условия для выезда из СССР, включая льготы по оформлению виз. Обмен на Корвалана и его семью произошел в аэропорту швейцарского Цюриха, куда Буковский был доставлен спецгруппой «Альфа».

Вскорости после обмена Буковский был принят на самом высшем уровне, удостоившись аудиенции в Белом доме у президента США Джимми Картера. Впоследствии «хулиган» поселился в Великобритании, получив подданство этой страны. Интересно, что советское гражданство у Буковского сразу после высылки никто не отбирал — ему оставили на руках действующий пятилетний советский загранпаспорт. В соответствии с законом, Владимир Константинович перестал быть гражданином СССР лишь после получения подданства ее величества. 

А вот дальнейшая судьба «героя» очень показательна. Буковский продолжал активно заниматься политической деятельностью, став, скажем, одним из инициаторов кампании по бойкоту московской Олимпиады-80. В 1983 году он пошел дальше, когда вместе с рядом других диссидентов участвовал в создании международной антикоммунистической организации «Интернационал сопротивления» и был избран ее «президентом». 

Должность была чисто номинальной: всеми делами в нем руководил председатель правления, которым стал американский предприниматель и бывший сотрудник ЦРУ Альберт Жоли. Последний был одиозной личностью даже по западным меркам — ярый антикоммунист, спекулянт «черными» алмазами, авантюрист, да еще и ближайший друг африканского диктатора-людоеда Жана Бокассы, с которым Жоли и вел большую часть своего алмазного бизнеса.

Как вспоминали работавшие с «Интернационалом» люди, именно Жоли был финансовым «гением», который всегда мог достать деньги на любые антисоветские авантюры организации. Формально эти средства считались «пожертвованиями» неких негосударственных фондов, однако в реальности были деньгами Конгресса США и американских спецслужб, щедро выделявшимися все 1980-е годы на борьбу с СССР. 

Например, небезызвестный украинский телеведущий Савик Шустер, сотрудничая с «Интернационалом», организовывал в 1980 году издание фальшивого антисоветского выпуска газеты «Правда» в Москве, на обложке которого был изображен полуголый Михаил Суслов с татуировкой Сталина. Впоследствии этот опыт был повторен «Интернационалом» в Афганистане, где среди советского контингента пытались распространять фальшивые тиражи газеты «Красная звезда», в которых на стилизованном плакате советский воин ломал автомат Калашникова под лозунгом «Нет войне!». 

Доподлинно неизвестно, какие из этих идей родились в голове у Буковского. По воспоминаниям работавших с «Интернационалом», первую скрипку в его деятельности всегда играли спецслужбы, а основной задачей ставился подрыв влияния СССР в третьем мире.

«Деятельность ИС по самому своему характеру была конфиденциальной… Понятно, что многие акции ИС в Афганистане, в Никарагуа, в Чаде, в Анголе и др. не могли проводиться без логистической и организационной помощи американских спецслужб, но у нас не было принято задавать лишние вопросы», — писал один из учредителей «Интернационала», известный диссидент Владимир Максимов.

В общем, от советского диссидента до агента западных спецслужб — ровно один шаг. И Владимир Буковский успешно его сделал практически сразу после высылки из СССР.

Два рода занятий — антикоммунизм и педофилия

В апреле 1991 года Буковский впервые после высылки посетил СССР. Он приехал в столицу по личному приглашению тогдашнего председателя Верховного Совета РСФСР Бориса Ельцина. Судя по всему, Ельцин решил использовать диссидента в борьбе с политическими конкурентами, опирающимися на теряющую доверие КПСС. 

Уже в сентябре 1991 года Буковский снова посещает СССР и на этот раз попадает в «святая святых» — на прием к перестроечному председателю КГБ Вадиму Бакатину. «Баба Катя», который тогда уже открыто работал на развал СССР и дискредитацию коммунистических идей, пошел на должностное преступление — он позволил Буковскому вывезти из брошенного тогда уже здания бывшего ЦК КПСС более 3000 листов секретных документов.

Впоследствии эти документы «всплывут» на знаменитом процессе по делу «КПСС против Ельцина», который в виде фарса проведут в Конституционном суде Российской Федерации с июля по октябрь 1992 года. Чтобы устроить Буковского в качестве официального эксперта Конституционного суда РФ, ему указом Ельцина даже выдадут российское гражданство, от которого он, впрочем, откажется в конце того же года. 

В ходе подготовки к судебным слушаниям Буковский получил доступ к секретным документам ЦК КПСС, КГБ и других ведомств из архива президента РФ, впоследствии опубликовав их в антисоветском пасквиле «Московский процесс». Интересно, что и Ельцин, и Буковский процесс «КПСС против Ельцина» провалят: несмотря на то, что Конституционный суд признал законным роспуск руководящих структур КПСС и КП РСФСР, он также признал неконституционным роспуск первичных парторганизаций, которые смогли после этого сформировать новую партию — КПРФ.

Второй раз «наказать» ненавистных ему коммунистов Буковский пытался в 1993 году, поддержав разгон Съезда народных депутатов и Верховного Совета России. 

«Его действия были абсолютно оправданными и вынужденными, — оправдывал он Ельцина. — Тут нет ни малейшего сомнения... Его оппоненты совершили не политические ошибки — они совершили уголовные преступления». 

Впрочем, тогда же стало ясно, что извечная борьба Буковского с «красной угрозой» из далекого Кембриджа мало кого волнует в России. К тому времени здесь уже ненавидели отнюдь не коммунистов, а клептократов и олигархов во власти.

Но и после этого попытки достать Буковского из нафталина продолжались. В 2002 году в Кембридж для обсуждения с ним дальнейших действий российской оппозиции приезжал лидер фракции СПС в Госдуме России Борис Немцов. По сообщениям прессы, Буковский тогда призвал Немцова к переходу в радикальную оппозицию к президенту Владимиру Путину — и это обрекло кучерявого «преемника Ельцина» на политическую смерть.

А 28 мая 2007 года Буковский был даже выдвинут кандидатом в президенты РФ от демократической оппозиции, но это уже был какой-то жалкий фарс. Центризбирком просто отклонил заявку «агента ЦРУ» по формальным причинам, мотивируя отказ проживанием Буковского вне территории России в течение последние десяти лет и отсутствием документов, подтверждающих его род занятий.

«Род занятий» отставного диссидента прояснился совсем скоро. В октябре 2014 года полиция Великобритании провела обыск в доме Буковского в Кембридже, после того как ей стало известно, что с компьютера, находящегося в этом доме, осуществлялись регулярные заходы на сайты с детской порнографией. На электронных устройствах в доме Буковского были обнаружены около двадцати тысяч (!) фото и видео с несовершеннолетними. 

При этом сам «вялотекущий» совершенно не отрицал постыдного занятия. По его заявлениям, он полагал, что «не причинял никому вреда и не совершал никаких преступлений, рассматривая эти изображения» и что со временем этот интерес превратился у него в хобби сродни «коллекционированию марок». При этом Буковский на допросе пояснил, что скачивал изображения детей, только если им было не меньше шести-семи лет, хотя, по утверждению полиции, на его компьютере были обнаружены даже материалы, показывающие сексуальные действия с малышами.

Скрыть пагубный недуг «иконы диссидентского движения» было решительно невозможно. 27 апреля 2015 года Королевская прокуратура Великобритании предъявила Буковскому обвинение в хранении и изготовлении (под «изготовлением» имеется в виду скачивание из Интернета в распоряжение обвиняемого) детской порнографии. Тот лишь пытался жалко оправдываться, лепеча о том, что сам лично не принимал участия в съемках и не насиловал детей — хотя для обвинения в наличии детского порно это не имеет никакого значения.

В апреле 2016 года Буковский даже объявил голодовку, добиваясь снятия обвинений, однако его старания были тщетны. А в июле 2016 года Высокий суд Лондона отклонил вздорное обвинение Буковского в клевете в адрес Королевской прокуратуры.

В итоге последним убежищем Буковского стала апелляция к «тяжелой болезни» — пусть и не «вялотекущей шизофрении», а лишь к сердечной недостаточности. В связи с этим судебный процесс над ним несколько раз откладывался. В июле 2017 года он был отложен в очередной раз, а в феврале 2018 года — окончательно приостановлен по состоянию здоровья Буковского. 

Конечно, защитники порнографа, которые тут же начали кричать «Мэтр невиновен!», просто юлили: начальные обвинения с Буковского никто не снял. И только смерть завершила позорные страдания этого человека — к его же собственному благу. 

Хулиган, шизофреник, агент, педофил: все лики антикоммуниста Владимира Буковского обновлено: 30 октября, 2019 автором: Елена Фролова

Мотиноринг ситуации с коронавирусом в мире на официальном сайте https://koronavirus.center

Реклама
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Реклама
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше