Общество: Японские СМИ: Гон говорил так быстро, будто хотел «выплеснуть» всю горечь

Пресс-конференция Карлоса Гона, которая прошла в Бейруте 8 января, вызвала настоящий общественный резонанс. Японские СМИ дают в целом сочувственные оценки заявлениям Гона, в которых содержится немалая доля критики в адрес «бесчеловечной» японской правоохранительной и судебной системы.

Известный японский политолог Ёити Масудзоэ, бывший мэр Токио, член палаты представителей японского парламента и директор «Института политических исследований Масудзоэ», в статье JB Press «Большой успех пресс-конференции Карлоса Гона в развенчании отсталости японского правосудия» отметил, что Карлос Гон резко раскритиковал японское правосудие и правоохранительную систему как «бесчеловечные». Он назвал «полными домыслами и насилием над законодательством» выдвинутые против него обвинения и указал, что в «заговоре» против него в альянсе «Ниссан-Рено-Мицубиси» активную роль сыграло японское правительство.

Назвав японское правосудие «законодательством для заложников» и раскритиковав его антидемократические порядки, Гон заявил, что в Японии перед ним стоял единственный реальный выбор: «Умереть там или совершить побег». Он сказал, что случай с ним вряд ли будет способствовать привлечению в страну иностранных менеджеров высшего звена.

Пресс-конференция Карлоса Гона, на которой он рассказал о бесчеловечности и антидемократичности японского правосудия, привлекла широкое внимание мировой общественности и потому стала успешной. Если японский властный истеблишмент в течение 24 часов не противопоставит заявления Гона хорошо аргументированную позицию, пресс-конференцию Гона можно будет считать его большой победой. В ходе нее он набрал максимальное количество очков. Помимо прочего, дело Гона показало, что Японии нужно радикально менять свою внешнюю информационную политику.

В том же издании в статье «Гон в Бейруте: „В Японии меня взяли в заложники. Я невиновен"» известный японский политический обозреватель Ясуюки Ониси отметил, что Гон говорил на пресс-конференции так быстро, будто хотел «выплеснуть» всю горечь, накопившуюся в нем за долгие месяцы пребывания в Японии под следствием. На собравшихся 120 журналистов, представлявших 60 СМИ из 12 стран мира большое эмоциональное впечатление произвели взволнованные слова, сказанные Гоном: «400 долгих дней изоляции я ждал этой возможности встретиться с вами и рассказать правду». Он сообщил, что допросы проводились каждый день по 8 часов без присутствия адвоката. Следователи и прокурорские работники убеждали его: «Признаешь свою вину, и сразу же встретишься с женой».

Стало ясно, почему Гон не пригласил на встречу японские СМИ. По его глубокому убеждению, они долгое время «подыгрывали» японскому следствию и властям, организовывая утечки невыгодной для Гона информации.

Пресс-конференция способствовала широкому распространению в мире неблагоприятного имиджа японских властей и японского правосудия. «Чрезвычайно высокий процент обвинительных приговоров — 99,4%. Если дело возбуждено, тебя обязательно посадят». «Сторона защиты практически не принимает участия в следствии». «Чрезвычайно долгий срок содержания под стражей по сравнению с другими странами. Иногда приговора приходится ждать по 5 лет». Такая ситуация, по словам Гона, и вынудила его бежать из Японии.

Показательны прозвучавшие после пресс-конференции оценки наблюдателей: «Сейчас этот спектакль с Карлосом Гоном только начинается. Японии придется нелегко».

Сейчас японское правительство предпринимает «отчаянные» попытки выдвинуть аргументы против заявлений Гона, приводится в статье «Правительство выдвигает контраргументы против заявлений Гона. Требует его выдачи. Пока действенной тактики кабинета не видно» агентства «Дзидзи цусин». Это, в частности, попытался сделать генеральный секретарь кабинета министров Ёсихидэ Суга. Он настаивал на «односторонности и предвзятости высказываний Гона о японском правосудии». Однако агентство признает, что убедительных аргументов в пользу этого Суга не привел. Обратило на себя внимание и то, что он уклонился от вопросов о перспективах выдачи Карлоса Гона японскому правосудию, отметив лишь, что «данный вопрос находится в компетенции ливанского правительства».

Наблюдатели отмечают также необычную активность министра юстиции Японии Масако Мори. Только за утро 9 января она выступила на двух пресс-конференциях. Ее высказывания лежали в общем русле линии правительства. На сайте министерства юстиции размещены «контраргументы» против заявлений и оценок Гона, в том числе на английском и французском языках. Это тоже необычно для Японии.

В статье «Председатель КПЯ высказывает позицию партии по делу Карлоса Гона» газеты «Майнити симбун» приводятся критические оценки японской системы правосудия, высказанные председателем КПЯ (Коммунистическая партия Японии) Кадзуо Сии. Он, в частности, заявил, что «японская компартия требует внесения значительных улучшений в действующую в Японии судебную и правоохранительную системы, которые одним словом можно характеризовать как «системы заложничества». Резкую критику у коммунистов вызывает принятое Токийским судом в противовес мнению прокуратуры решение о выпуске Карлоса Гона под домашний арест «практически за огромную взятку в виде многомиллионного залога». В связи с тяжестью вменяемых Гону обвинений этого делать было нельзя.

Если поспрашивать людей на улицах Бейрута об их отношении к Карлосу Гону, то можно услышать самые разные ответы, отмечает «Майнити симбун». В небогатых районах города жители часто отвечают, что «даже не знали, что Гон бежал из-под суда в Японии». Им ближе каждодневные заботы. Обострилась политическая ситуация в регионе. В Ливане очень активна проиранская «Хезболла».

В зажиточных восточной и северной частях города Гона знают и уважают. Торговец недвижимостью Габи Хасеми сказал: «Он вам в Японии поднял автомобильную промышленность. Если честно, то его нужно делать премьер-министром Ливана. Очень многие его поддержали бы. У него богатый предпринимательский опыт. Он хорошо знает проблемы разных стран, в том числе Ближнего Востока и Северной Африки. Он мог бы внести большой вклад в развитие нашей страны». Идеи о вхождении Карлоса Гона в ливанскую политику здесь очень распространены. На пресс-конференции тоже звучали вопросы о его планах по участию в политической деятельности. Хотя ясно о них Гон не высказывался, но произнес весьма знаменательную фразу: «Если у меня попросят совета, я всегда поделюсь всеми накопленными мною специальными знаниями и опытом». 

Допросам подвергался не только Карлос Гон, но и члены его семьи, пишет «Санкэй симбун». Органы юстиции США по запросу отдела спецрасследований Токийской прокуратуры допрашивали проживающих в Америке сына и дочь бывшего руководителя японского автомобильного альянса. Допросы проводились в декабре прошлого года, в них участвовали японские следователи. На них выяснялись вопросы, связанные с имеющимися у японской прокуратуры подозрениями о том, что средства автоконцерна «Ниссан» направлялись Гоном в финансово-инвестиционную фирму, которой владеет его сын и которая действует в американской юрисдикции. Сын Карлоса Гона признал, что в активах его фирмы наличествуют средства, направленные Гоном. 

Известно, что Карлос Гон переправил около 12 миллионов долларов из активов «Ниссана» в торговое отделение автоконцерна в Омане. Половина из этих денег была перечислена на счета фактически принадлежащей Гону ливанской финансово-инвестиционной компании "GIF". В этой связи против Гона было возбуждено уголовное дело по признакам нанесения экономического ущерба концерну «Ниссан». 

В другой статье «Жена обвиняемого Гона сыграла центральную роль в его бегстве. С этой целью она применяла шифрованные сообщения, с помощью которых управляла всей операцией, и способствовала сокрытию доказательств» того же издания рассказывается о допросах жены Карлоса Гона — Кэрол — и раскрывается ее центральная роль в планировании и осуществлении преступления — бегства Гона из-под ареста. В отношении жены Гона японской прокуратурой выдан ордер на арест по подозрениям в сокрытии и попытках уничтожения доказательств. Она также по указаниям Гона участвовала в давлении на свидетелей. Это первый случай, когда о жене Гона заговорили, как о подозреваемой.

Японская прокуратура установила, что в феврале 2019 года Кэрол направляла шифрованные сообщения адвокатам Гона о необходимости оказания давления и подкупа саудовского бизнесмена Халида Джуфари, чтобы он дал выгодные для Гона показания. Кроме того, по указаниям Гона Кэрол направляла кодированные сообщения своему старшему сыну в Америку с просьбой выяснить через некоего адвоката «МО», намерена ли ливанская прокуратура сотрудничать с японской по делу Гона. В случае наличия таких намерений она требовала предпринять все возможное, чтобы такому сотрудничеству помешать.

Японские следователи считают, что использование Карлосом Гоном и Кэрол для связи кодовых слов и шифра свидетельствует об имевшемся у них намерении скрыть невыгодные доказательства и отягчает вину Гона.

Примерно такого же содержания статья размещена и в газете «Майнити симбун», в которой со ссылкой на заместителя руководителя отдела спецрасследований Токийской прокуратуры Сайто приводится примерно такая же фактура против подозреваемой Кэрол Гон, как и в предыдущей статье. Обращается внимание на необычность формата донесения прокуратурой таких сведений до общественности — на пресс-конференции. Обычно органы прокуратуры такой практики избегают. Это может свидетельствовать о большой остроте и широких масштабах «кампании против Гона и за осуществление над ним правосудия», развернутой японскими властями с самого верха. 

Японские СМИ: Гон говорил так быстро, будто хотел «выплеснуть» всю горечь обновлено: 10 января, 2020 автором: Елена Фролова
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Загрузка...
Читать дальше