Общество: "Живете вы русскоязычным изгоем в европейской стране…" Дмитрий Быков дал рижанам аптечку от всех проблем

Приехав в Ригу для встреч с читателями — в магазине-кафе Polaris и в киноконцертном зале Splendid Palace — писатель, критик и журналист Дмитрий Быков сразу поставил жесткое условие: вопросов о политике, рижских делах, личной жизни, смысле жизни, гендерных проблемах и национальных вопросах — не задавать. Впрочем, в перспективе ряд запретов снял, а некоторые сам нарушил. Портал Delfi публикует рассуждения Быкова на важные темы, поднятые рижскими читателями.

Изначально лекцию "Зачем нам классика" Дмитрий Быков должен был читать в Риге 21 апреля, но за несколько дней до этого попал в больницу, где его ввели в искусственную кому. Благополучно вернув здоровье, писатель явно не любит вспоминать о случившемся. На заданный рижскими читателями вопрос, не считает ли он, что "такие звоночки бывают не зря", ответил резко:

"Такие звоночки бывают ЗРЯ. Само слово "звоночек" — одно из тех, которые я не люблю. Как и слова "англосаксы" и "русофобский". Звоночки — это когда некоторые люди жаждут, чтобы я умер поскорее, и меня предупредили о конце. Должен вас огорчить — вам не светит. Во-первых, я намерен жить долго. Во-вторых, обследование в больнице выявило практически полное мое здоровье. Ну бывают пищевые отравления и небольшие города, вроде Уфы, где очень мало событий — отравление столичного журналиста там становится сенсацией и поводом для многочисленных репортажей…"

Свою неувядаемую витальность писатель иллюстрировал историей: "Когда я лежал в ожидании выписки (из больницы), Катька — это жена — сообщила, что отменились мои гастроли в Германии, которые должны были начаться 1 мая. Их решили перенести на осень… Узнав об отмене, я испытал первый в жизни сильный приступ аритмии. И тогда мой врач сказал замечательную фразу: "Неужели вам, как поэту, не стыдно будет помереть от жадности!" После чего сердечный ритм быстро нормализовался. Так, я впервые узнал, как это бывает, когда "жаба душит". Гастроли прошли и даже расширились — три недели я ездил по Германии. Бабки получены, а аритмия с тех пор не посещала меня…"

"Живете вы русскоязычным изгоем в европейской стране…" Дмитрий Быков дал рижанам аптечку от всех проблем Foto: Māris Morkāns

В магазине Polaris Быков ответил на вопросы читателей и представил свои свежие книги:

  • "Сборник лекций по литературе" — выступления разных лет в лектории "Прямая речь" для "среднего слушателя, не особо отягощенного образованием": "Читать их легко, усваивать приятно, запомнить несложно".
  • "Заразные годы" — стишки из "Новой газеты" за последние 15 лет, поэтическая хроника эпохи за разные годы: "Все, о чем рассказывают стихами, становится красивым, притягательным и даже историческим — это попытка облагородить современность".
  • "Сентиментальный марш" — первая половина двухтомника о шестидесятниках, собранная из статей последних лет.

О чем говорил Быков в Риге — на лекции и открытом уроке?

О последних нобелевских лауреатах. У Ольги Токарчук есть несколько хороших рассказов. У Хандке нет. Петер Хандке — классический пример современного европейского прозаика: человека умеренно оппозиционных большинству взглядов (имею ввиду его защиту Сербии) и полностью лишенного какого-либо дара описывать вещи. "Страх вратаря перед одиннадцатиметровым" (1970) был последним романом, в котором заметны какие-то черты дарования… Но он человек немолодой, заслуживающий сочувствия и сострадания — поздравим его. Ольга Токарчук талантливый человек, но на фоне современной русской литературы выглядит вторично.

О Захаре Прилепине в литературе и театре. Как я уже сказал, прошу не упоминать мертвых. О мертвых — или хорошо, или ничего. Этот человек духовно умер для меня. Как и этот театр (в прошлом году Прилепин был назначен худруком МХАТ им. Горького, — прим. Ред.).

О новом стандарте русского языка и литературы для школ нацменьшинств (7-9-й классы — три часа, с 10-го класса — по желанию.) Я понял, что способ нравиться людям — только один: надо говорить то, что они хотят от тебя услышать. Считаю, что изучение литературы способствует морали и повышает интеллект. Чем больше времени отводится на изучение литературы, тем это лучше. Кроме того, я считаю, что убивать детей — нехорошо, а добро — это прекрасно.

О латышских классиках — кто они по версии Быкова. Вилис Лацис, Ян Райнис, Юозас Будрайтис. Зря смеетесь, Юозас не только артист прекрасный — он замечательный поэт, очень хорошие стихи пишет… Я читал в детстве "Бескрылых птиц" — мне эта книга очень нравилась. Но я ее читал потому, что был страстным читателем советской прозы — ничего другого не было.

О современных латвийских авторах, которых читает. Алексей Евдокимов — блестящий писатель. Еще мне нравятся стихи автора, который пишет под псевдонимом Ананастя Ананасова…

"Живете вы русскоязычным изгоем в европейской стране…" Дмитрий Быков дал рижанам аптечку от всех проблем Foto: Māris Morkāns

О главных книгах своего детства. Наиболее важной была книга Александры Бруштейн "Дорога уходит вдаль…", научившая меня сопротивляться в безнадежных обстоятельствах. И книга Натальи Ильиной "Это моя школа" — страшная повесть о невротизации подростков в сталинской России. Страшнее этой книги не помню ничего… Это наглядное доказательство того, что делает с людьми сталинизм и раздельное обучение…

Большую роль в моей жизни сыграли книги Тихона Семушкина "Алитет уходит в горы", Кальма "Черная Салли" о восстании Джона Брауна — я все время думал, если негры так борются за свою свободу, то почему же мы в нашем 3б классе позволяем с собой все это делать.

5 любимых книг Дмитрия Быкова

  • "Легенда об Уленшпигеле" Шарля де Костера
  • "Исповедь" блаженного Августина,
  • "Потерянный дом" Александра Житинского,
  • "Анна Каренина" Льва Толстого,
  • "Человек, который был четвергом" Честертона.

О том, как становятся классиками. Чтобы стать классиком, надо уловить нравственный код своего народа — особенности его этики, которые не совпадают с остальными. Русская этика в русской классике, очень своеобразна. К примеру, Пушкин утверждал, что мстительность есть добродетель христианская. Для традиционного христианства это очень ново. Труд, с точки зрения Толстого, вреден — он не облагораживает человека, а огрубляет его душу и заставляет отвлечься от проблем духовных. Деньги, с точки зрения русской классики — это вовсе не поощрение и не наказание, а признак силы вашей души. Если вы сильный человек — у вас есть деньги. И это никак не коррелирует с вашими нравственными качествами.

О том, надо ли умереть, чтобы стать классиком? Совершенно необязательно. Я, например, живехонек. И надеюсь продолжить это состояние.

Об отличии человека, который читает классику, от того, который ее не читает… У него в запасе есть простые приемы противостояния жизни. Кто не читал классику — у того их нет. В свое время Михаил Горбачев сказал замечательную фразу: "Чтобы противостоять невзгодам дня, можно сделать зарядку, выпить стакан апельсинового сока и почитать хорошую литературу". У меня в детстве с апельсиновым соком были проблемы, зарядку делать было лень — я читал классику, что меня и сформировало. Это лучше зарядки и точно надежнее сока. Классика — это такая аптечка тактик и практик духовного сопротивления. Если их у вас нет — вы гораздо более уязвимы.

О том, помогает ли классика выжить в современном мире? Мне — безусловно, да. Насчет вас я неуверен.

О том, как взрослому человеку начать читать литературу. Методический совет один: найдите вашу самую значимую проблему и читайте об этом. Если это нехватка денег — это Островский и Писемский, если это педофилия, то Достоевский, если это нерешительность и одиночество — Тургенев, если это семейная проблема — Толстой, если отсутствие гармонии в личной жизни — Пушкин, если ненависть к окружающим — Щедрин, если вы человек, который живет во враждебной среде и при этом должен держать лицо — Набоков, это навыки поведения в аду…

Если все хорошо — читайте американскую литературу. Русская литература для тех, у кого проблемы. Это как аптека. Если здоров — можно купить витамины, например, Грина, но не стоит читать таких серьезных и, без преувеличения опасных авторов, как Розанов, Достоевский или Мережковский. Мой писатель — Тургенев, он от нерешительности, точнее несовместимости решительности с моей внутренней свободой. Чтобы стать внутренне свободным, надо утопить Муму — я к этому не готов… Чтобы обрести свободу, надо уничтожить свою душу: Муму — метафора души, самое дорогое, что есть у человека…Духовная свобода покупается очень дорогой ценой. И не факт, что это состояние мне нужно.

"Живете вы русскоязычным изгоем в европейской стране…" Дмитрий Быков дал рижанам аптечку от всех проблем обновлено: Декабрь 2, 2019 автором: Елена Фролова
Не пропустите самое важное в "Google Новостях" от THEUK.ONE
Нажмите, чтобы поделиться новостью
Сегодня в выпуске
14.12.19
Премьера российского фильма «Текст» состоялась в Нью-Йорке
14.12.19
Банкир по ошибке отправил на счёт американке 37 млн долларов
14.12.19
Война политиков с судейскими вышла на новый уровень: Израиль в фокусе
14.12.19
Пол Маккартни рассказал о своем «секретном» рождественском альбоме
14.12.19
Актер Колин Ферт разводится с супругой после 22 лет брака
Загрузка...
Будьте вежливы. Отправляя комментарий, Вы принимаете Условия пользования сайтом.

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Загрузка...
Реклама
Читать дальше